Поляки, Герцен и лондонский банкир: как появились слухи о заговоре «поджигателей»

22:25 Статьи

3 марта 1865 года в Варшаве был арестован агент польской эмиграции. Казалось бы, заурядное событие для того времени. Но полученные от арестованного показания не на шутку обеспокоили Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии: в России действует тайная организация «поджигателей».

3 марта 1865 года в Варшаве был арестован агент польской эмиграции. Казалось бы, заурядное событие для того времени. Но полученные от арестованного показания не на шутку обеспокоили Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии: в России действует тайная организация «поджигателей». За счет пожаров городских строений они хотят посеять смуту среди мещан. Их главная цель – в прямом смысле, сжечь Россию, начав тем самым революцию.

Костжевский Франтишек. Пожар в деревне. 1862 год

Подготовка к новому восстанию

Российская империя еще не оправилась от подавленного восстания на территории бывшей Речи Посполитой, угрожавшего началом войны с Великими Державами. А в Варшаве вновь появляется подпольное правительство (Жонд).

В марте 1865 года из Парижа сюда приезжает некто Михаил Серватовский, сразу же арестованный жандармами. Во время следствия он сознался, что на самом деле является агентом польской эмиграции Владиславом Рудницким и прибыл на установление связи с варшавским Жондом.

Владислав Рудницкий первоначально служил в царской армии, проявил себя во время обороны Севастополя, в ходе которой был награжден орденами Св. Анны 4-й степени и Св. Анны 3-й степени смечами и бантом, а также саблей с надписью «За храбрость». После Крымской войны стал инженером-поручиком, служил в крепостях в Бендерах и Киеве. 17 апреля 1863 года он был даже произведен в штабс-капитаны. Но звание так и не принял, возглавив один из повстанческих отрядов в Украине. После поражения, Рудницкий был схвачен крестьянами, за права которых, казалось бы, сражался. Но смог бежать и перебраться в Галицию, где готовил новые отряды для отправки в Россию. Затем в начале марта 1864 года выехал в Турцию, дальше в Женеву, пока в сентябре 1864 года не добрался до Парижа. Здесь окунулся в водоворот эмигрантской жизни и деятельности по подготовке нового восстания. Именно Рудницкий взял на себя задачу установить связь с новым варшавским Жондом. Но того, на самом деле, не существовало.

Костжевский Франтишек. Пожар в местечке. 1868 год

«Тайная шайка поджигателей» и их план

Царские жандармы разыграли эту карту с помощью агента-провокатора Александра Звежховского, чтобы заманить в Польшу лидеров эмиграции с земель бывшей Речи Посполитой. На эту удочку, помимо Рудницкого, попались еще три агента (Владислав Даниловский, Здзислав Янчевский, Мечислав Улятовский). Именно они подтвердили информацию о существовании тайной организации «поджигателей».

Рудницкий во время следствия заявил: «Между польскими эмигрантами есть тайная шайка поджигателей. Средоточие этой шайки – Швейцария». Она состоит под покровительством лондонской организации «Революционное пламя» («Ognisko rewolucyjne») . А также сотрудничает с русскими революционерами, так называемою «агенциею Герцена, сосредоточенной в Тульче», «которая занимается «всякого рода пропагандою, в том числе и поджогами в южной части коренной России». В этом также замешаны организация «Молодая Россия» и польско-венгерско-итальянский комитет, ведущие пропаганду среди венгров ирусских раскольников. Деньги поджигатели получают от лондонского банкира Тейлора, приятеля итальянского политика Джузеппе Мадзини.

Эту информацию Рудницкий получил не от кого-нибудь, а от одного из лидеров Центрального польского комитета в Париже помещика Александра Гуттри и известного живописца, которого называет «агентом польского народного правительства», Ивана Айвазовского.

Другой арестованный агент из Парижа Янчевский добавлял: «Для поджогов употребляют воспламеняющийся состав из угля, серы и фосфора». Подобная жидкость в большом количестве была изготовлена водной из варшавских аптек еще в 1863 году. Ее разливали в бутылки и использовали, например, для поджогов ратуши и казарм в Варшаве.

«Поляки жгут Россию»

Поверить в рассказ о тайном обществе поджигателей не составляло труда, поскольку как раз в 1865 году в России шло следствие по случаю пожара в Симбирске, в августе 1864 года уничтожившего почти весь город. Тогдабыл сделан вывод: «пожары не случайные, а преднамеренные, и злоумышленники решились испепелить весь город».

Куликов Ю.И. Диорама Симбирский пожар 1864 года. Музей
пожарной охраны Симбирска-Ульяновска.

В страшном бедствии, оставившем без крыши над головой 15 тысяч человек, сначала винили старообрядцев, затем ссыльных поляков, и даже солдат пехотного полка, двух из которых казнили. Публицист Юрий Самарин по этому случаю писал 2 ноября 1864 года Герцену: «В Симбирске уличены два солдата – поляк и черемис. Первый на допросе объявил, что это месть Польши, и не выдал никого из своих соумышленников. Оба были расстреляны». Отыскали даже конюшенные метлы с натыканными между прутьями фосфорными спичками.

В июне 1865 года одновременно ряд пожаров произошел в Виленской губернии. Обвинение пало на местных помещиков. Согласно официальной прессе, действовало небольшое общество поджигателей, которые утверждали: «Россию ожидают всеобщий неурожай и голод – надо ее жечь, отомстить за наших повешенных и сосланных в Сибирь». Выходцев с бывшей Речи Посполитой также обвинили в нескольких пожарах в Рязанской губернии. В итоге «Московские ведомости» прямо заявляли: «Поляки жгут Россию».

В результате даже профессор Санкт-Петербургского университета Александр Никитенко в своем знаменитом дневнике выказывал недовольство нерасторопностью правительства, записав 14 июля 1865 года: «В западных губерниях открыт обширный заговор, имеющий целью жечь Россию. Замечательно, что открытие это сделано не полицией, которой у нас, кажется, ни до чего нет дела, а частными лицами. Чего же смотрит министр внутренних дел, генерал-губернатор, вообще высшие власти? Едва ли в каком-нибудь благоустроенном государстве инерция правительства доходила когда-нибудь до такой степени, как у нас. И в каких же обстоятельствах? В самых трудных. Но, может быть, это от того и происходит, что наше государство неблагоустроенное. Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет».

Только за июнь-июль 1865 года, по словам министра внутренних дел Петра Валуева, в России произошло более 400 пожаров. 6 августа 1865 года в № 171 «Русского Инвалида» была напечатана статья о поджогах, возложившая всю ответственность на «польскую партию, здешнюю и заграничную», а также на «русских заграничных ренегатов» во главе с Герценом как лидером «тульчинского агентства».

Польское «Революционное пламя» и русская колония в Тульче

Но существовали ли на самом деле тайные организации «поджигателей»?

Отправной точкой в этом деле является общество «Революционное пламя», созданное в Лондоне в 1864 году. Ее основатели – участники восстания 1863-1864 годов Людвик Булевский, в 1866 году создавший в США Центральный европейский комитет, генерал Юзеф Хауке-Босак, погибший во франко-прусской войне, и Леон Зенкович из-под Пружан, окончивший Свислочскую гимназию, которого А. Герцен называл «маленький литвин». Первоначально организация стояла на анархических позициях, находилась под влиянием Бакунина и Мадзинни. Несмотря на свое название, его участники совсем не были «мстителями огнем», декларируя скорее идейное «пламя».

Генерал Юзеф Людвик Хауке-Босак

Согласно показаниям Рудницкого, центром «поджигателей» являлась Тульча – город на правом берегу южного рукава Дуная в Османской империи (нынешняя Румыния), где издревле селились выходцы из Российской империи, в основном старообрядцы, армяне, черкесы. Русское население Тульчи к середине ХІХ века составляло около 3000 человек. Здесь своей активностью в 1862-1864 годах выделялись братья Василий и Иван Кельсиевы. Старший из них, сподвижник Герцена, полиглот и один из первых авторов нецерковного перевода Библии на русский язык, Василий Кельсиев основал в Тульче русскую социалистическую колонию, которую называли «землею обетованною» для русского эмигранта.

Герцен писал, что смысл тульчинского эксперимента состоял в появлении коммуны нового типа: члены общины должны были заниматься революционной пропагандой среди раскольников, организовать школу для детей казаков-старообрядцев, на практике осуществить опыт общинной жизни, прибыль и убыль от экономической деятельности делить поровну, так же как поровну должна была делиться между всеми трудная и необременительная работа. Эксперименту должна благоприятствовать относительная местная дешевизна жизни.

Но после смерти в июле 1864 года младшего брата, Василий разочаровался в революционной деятельности. На это повлияли иконфликты внутри коммуны. В частности то, что в феврале 1865 года повесился Пётр Краснопевцев, участник организации «Молодая Россия», воевавший на стороне повстанцев в 1863-1864 году, названный Рудницким одним из главных поджигателей. В итоге к лету 1865 года тульчинская коммуна практически прекратила свою деятельность, а сам Василий Кельсиев позднее вместе с семьей вернулся в Россию, получил помилование и восстановление в правах. Такое вряд ли было возможно, если бы в Тульче действительно готовили «поджигателей».

Виноваты «поляки» и интеллигенция?

Русская печать активно муссировала тему поджогов, в связи с чем один из лидеров русской эмиграции Александр Герцен в «Колоколе» вынужден был отвечать на обвинения в свой адрес. Он даже обращался в редакции различных европейских газет с просьбой опровергнуть клевету, но безрезультатно. Главными виновниками в глазах русского общества представали «поляки» и некоторые представители русской интеллигенции, прежде всего молодежь. Это было не ново.

Пожар в Апраксином дворе 28 мая 1862 года, вид с Садовой улицы.
Литография

Так на фоне пожара в Петербурге 16-17 мая 1862 года, ответственность за колоссальный по тем временам ущерб в 50 млн. рублей была возложена на студенчество. В качестве доказательства приводилось появившаяся за несколько дней до пожара прокламация «Молодая Россия», написанная студентом физико-математического факультета Московского университета Петром Заинчевским, находящимся в камере Тверской полицейской части. В прокламации говорилось, что единственный выход для России — это «революция, революция кровавая и неумолимая, революция, которая должна изменить радикально все, все без исключения, основы современного общества и погубить сторонников нынешнего порядка». Первоначально этим взглядам импонировал и Василий Кельсиев. В результате появления прокламации вина за пожар была возложена на студенческую интеллигенцию. Даже писатель Николай Лесков призывал полицию образумить молодежь.

По поводу «поджигателей» Герцен рьяно заявлял: «Доказательств клеветниками не представлено, мы имеем полное право назвать лжецами казенных доносчиков и их литературных писарей».

Александр Герцен

Обсуждение темы «мстителей огнём» оборвалась неожиданно. В конце октября 1865 года в «Северной почте» появилась статья «О пожарах в России», откуда она попала на страницы иностранных газет «Times», «Opinion Nationale», «Siècle». Здесь делался вывод, что масштабы угрозы преувеличены: «После внимательного рассмотрения этих сведений мы имеем возможность сказать, что некоторые из исчисленных нами толков не имеют никаких оснований, а те, которые не лишены основательности, оказываются преувеличенными». То есть, фактически российские власти признавали, что масштабы деятельности тайных обществ «поджигателей» преувеличены, если они и вовсе имели место.

В Российской империи лето 1865 года выдалось неимоверно жарким, как и предыдущее. Многие населенные пункты с хаотичной деревянной застройкой и узкими улочками выгорали из-за отсутствия водопровода и пересохших источников воды, не говоря уже о несоблюдении элементарных норм пожарной безопасности. Однако ответственность в глазах общества удалось возложить на «поляков» и «тульчинскую агенцию» во главе с Герценом, что было сделать особенно легко после восстания 1863-1864 годов. Владислав Рудницкий пришелся кстати. Не зря, получив от Рудницкого подробные показания, ему сохранили жизнь. Рудницкий был сослан в Иркутскую губернию, участвовал в экспедиции в Монголию и даже строил механический завод в Хабаровске.

А по поводу действительных причин пожаров в России летом 1865 года остались только слухи. Не зря 24 октября Александр Никитенко записал: «Рассказывают ужасы про симбирские пожары, следствие о которых теперь только кончено. Рассказывают, будто Симбирск сожгли вовсе не поляки, а батальон русских солдат, начальник которого, какой-то полковник был первым виновником и подстрекателем этого беспримерного злодейства. Побудительною причиною будто бы был грабеж. Правительство, говорят, даже не решается обнародовать о том стыда ради, падающего на всю нацию, особенно после всего того, что было говорено и писано об участии в поджогах поляков. Правда это или нет?»

(Visited 110 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 29.06.2020
закрыть