Страж Суражских ворот

17:59 Люди в истории

Минай Филиппович Шмырев (Батька Минай) — один из самых известных партизанов Беларуси, четверых детей которого захватили в заложники, а потом убили немцы. С участием его бригады были сформированы знаменитые «Витебские (Суражские) ворота» — разрыв немецкого фронта, через который с оккупированной территории люди перебирались в тыл, а оттуда партизанам направлялось оружие, медикаменты.

Родился Минай Шмырев в крестьянской семье 23 декабря 1891 года в деревне Пунище Велижского уезда, теперь Витебский район Витебской области Беларуси. За его плечами было всего три класса церковно-приходской школы. Он пас скот у зажиточных крестьян, сплавлял по реке лес. Был призван в царскую армию в 1913 году, с Первой мировой войны вернулся Георгиевским кавалером — с тремя Георгиевскими крестами, и двумя медалями. В 1918 году Минай Шмырев пошел на службу в Красную армию, воевал против белогвардейских войск генералов Краснова, Корнилова и Юденича. После перенесенного тифа в 1920 году из армии его демобилизовали.


Но и по возвращению домой спокойной жизни у Миная Шмырева не было. В начале 20-х годов страну захлестнул бандитизм — кулацкие и эсэровские банды, пытавшиеся подорвать советскую власть, нападали на мирных жителей. От рук бандитов погиб отец и младший брат Миная Шмырева. По одной из версий, с тех пор его стали называть батькой – после смерти отца ответственность за семью перешла к нему.


Минай Филиппович в 1921-1923 годы руководил отрядом по борьбе с бандитизмом. Отряду удалось уничтожить в Суражской волости и на прилегающих к ней территориях все бандитские формирования. За это в феврале 1923 года Шмырев был удостоен государственной награды — ордена Красного Знамени.


В том же году он был назначен заведующий волостным земельным отделом, в 1933 году — председателем колхоза ««Бесклассовое общество», в 1935-м — директором Новоалександровского льнозавода. За год до начала Великой Отечественной войны – в 1940 году Минай Филиппович возглавил Пудотьскую картонную фабрику. Тогда же в семье Шмырева случилась трагедия – скончалась жена Прасковья Ивановна, на его руках остались четверо детей – две дочери и два сына, младшему из которых не было и двух лет.

Началась война, немцы быстро наступали, уже 12 июля 1941 года городской поселок Сураж был занят фашистами.


Шмырев призыву не подлежал, так как на тот момент ему было почти 50 лет. Но еще в июне Шмырев по партийной линии получил задание создать партизанский отряд. К середине июля он его собрал из рабочих фабрики, и ушел с отрядом в местные леса. Сначала в отряде было чуть более 20 человек, но уже к августу в нем насчитывалось 50 партизанов, а к середине сентября – свыше 100. Позже отряд влился в состав 1-й Белорусской партизанской бригады.


Свое первое боевое крещение партизанский отряд прошел уже вскоре — в конце июля. На берегу реки Туровка в районе хутора Самохвалиха партизаны обнаружили отдыхающих и плавающих в реке немцев. Они открыли по ним огонь, нападение оказалось настолько внезапным, что фашисты даже не успели оказать сопротивление. Потери были только со стороны немцев: 30 человек убитыми и ранеными.

За два месяца – в августе-сентябре 1941 года из-за действий партизанского отряда Шмырева немцы потеряли восемь автомашин, порядка 70 солдат, четыре моста были взорваны, из строя была выведена телефонная станция поселка Пудоть. А в ночь с 9 на 10 сентября отряд в 80 партизан разгромил суражский гарнизон врага, вернувшись в лес с многочисленными трофеями: машинами и мотоциклами. Фашисты в своих рапортах писали, будто на них напало две или три тысячи партизан.


За голову «батьки Миная» обещали награду: сначала надел земли, корову, коня и 10 000 немецких марок, затем «ставка» выросла до 20 000 марок, потом до 50 000 марок. Но никто батьку не сдал.

Личная трагедия

Еще до ухода в лес с партизанами Минай Филиппович безуспешно попытался отправить своих детей в тыл с работницами картонной фабрики. Колонна с женщинами и детьми была вынуждена вернуться обратно, так как на ее пути высадился вражеский десант. После этого Шмырев вынужден был отправить детей в родную деревню Пуничи к своей почти 100-летней матери.


Там их и разыскали немцы в октябре 1941 года, которые планировали таким образом вынудить Шмырева явиться к ним. Арестовали всех: детей, мать, сестру и свекровь, которая сама пошла с детьми.


Буквально за два дня до ареста Шмырев направлял к родным подпольщицу с приказом вывести детей в отряд. Но женщины предполагали, что немцы детей не тронут, да и побоялись, что дети замерзнут в лесу, а младший Миша останется без молока.

Семью Шмырева оккупанты держали в комендатуре в Сураже. Они предполагали, что партизаны попытаются освободить семью Шмырева, а потому подтянули в Сураж дополнительные подразделения и танки. Самому Шмыреву немцы предлагали сделку — сдаться в обмен на обещание отпустить детей.


Неоднократно немцы устраивали трехлетнему Мише «очные ставки» с пойманными мужчинами, похожими на Шмырева. Ждали, что ребенок бросится к отцу и тем его выдаст. В какой-то момент один из охранников пожалел детей и позволил 14-летней Лизе написать записку отцу.


«Папа, за нас не волнуйся, никого не слушай, к немцам не иди. Если тебя убьют, то мы бессильны и за тебя не отомстим. А если нас убьют, папа, то ты за нас отомстишь», — написала 14-летняя Лиза.


В феврале 1942 года семьи у Шмырева не осталось – родных расстреляли.

«Многие и теперь удивляются, почему он не напал на Сураж и не освободил детей. Но суражский гарнизон был огромным и хорошо укрепленным. Партизаны своими силами просто не справились бы. А папа уже понимал, что натворили они столько, что и его, и детей — всех вместе на глазах народа уничтожили бы. И в этом горе его было: и детям не помочь, и получается, что ты, отец, бездействуешь, не выручаешь их, маленьких своих», — рассказывала позднее дочь Шмырева от второго брака Дина (в документах записана Зинаидой).


Атака Суража, куда немцы стянули дополнительные силы, привела бы к многочисленным потерям в отряде партизан, а шанса на успех практически не было, осознавал Минай Филиппович.

В книге воспоминаний Антона Белевича «У батьки Миная» состояние батьки передано его словами: «Что я тогда думал?.. Детки мои дорогие, родные мои. Ну как вам передать, как поведать про боль мою? А что делать, что придумать? В бой рвутся мои хлопцы, готовы головы за вас положить. Но как вести мне их на танки, на дзоты, под немецкие пушки? Перебьют… Не простят мне этого их дети, матери, жены, родная земля не простит… Да, страшные были дни, а того хуже – ночи. Чудилось: встают из могилы, тянут ко мне ручонки… Какой уж тут сон. Задремлю на минутку и все их голоса слышу: «Отомсти, батька, фашистам за наши муки, за смерть нашу». И я мстил! Я шел в самое пекло, под пули, но меня уже и пули вражьи не брали».


Записку Лизы Батька Минай всю войну носил в кармане у сердца, говорится в множестве источников. Однако его дочь Дина от второго брака говорила, что никогда не видела той записки, а отец никогда не рассказывал о тех событиях.

Суражский партизанский край

Вскоре партизанские отряды Суражского района объединились. Так в апреле 1942 года по указанию Центрального Комитета Коммунистической Партии Белоруссии была создана 1-я Белорусская партизанская бригада, возглавил которую Минай Шмырев. В начале 1942 года партизаны бригады разгромили четыре немецких эшелона, уничтожили 30 мостов, почти три десятка вражеских автомобилей с грузом и солдатами.


Благодаря действиям нескольких партизанских бригад, в том числе бригады Шмырева, образовалась значительная, фактически первая, в Беларуси территория свободная от оккупантов — Суражско-Городокский партизанский край. В него входили часть Меховского, Городокского, Витебского и Лиозненского районов, Суражский район, за исключением райцентра Сураж, который был освобожден от фашистов в конце октября 1943 года.

На территории в четырехугольнике Сураж-Витебск-Городок-Усвяты уже в 1942 году была восстановлена советская власть, сохранявшаяся до прихода Красной Армии, продолжили работу сельские советы и колхозы.


Неоднократные попытки немцев уничтожить Суражско-Городокский партизанский край не увенчались успехом. В феврале-середине марта 1943 года они организовали его блокаду, но сами потеряли около 5 тысяч человек и вынуждены были отступить.

Кроме того, весной 1942 года была прорвана линия немецкого фронта благодаря наступлению 4-й армии Калининского фронта и действиям партизанов Шмырева. Образовался 40-километровый разрыв между флангами групп армий «Север» и «Центр», между городами Усвяты на севере и Велиж на юге. Эта территория получила название Витебские (Суражские) «ворота».


Через эти «ворота» в тыл врага направлялись диверсионные группы, доставлялись оружие и боеприпасы для партизан, а мирные жители уходили на «большую землю» — эвакуированы были около 200 тысяч человек. Просуществовали «ворота» до конца сентября 1942 года. В ходе операции по их уничтожению фашисты сумели прорваться по Великолукскому шоссе в направлении Усвят, одновременно нанесли удар и по Пудоти, а 28 сентября силы оккупантов соединились и «ворота» закрылись.


Незадолго до закрытия Суражских «ворот» о их существовании рассказывал Иосифу Сталину Шмырев. Он в сентябре 1942 года вместе с другими известными партизанами и подпольщиками был вызван в Москву.
Вскоре после той поездки – в ноябре 1942 года Минай Шмырев перешел на работу в Центральный штаб партизанского движения в Москву. 15 августа 1944 года ему присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

почтовая марка с изображением Миная Шмырева

После окончания войны Шмырев неоднократно избирался депутатом Витебского областного Совета и депутатом Верховного Совета БССР, был делегатом XXII съезда КПБ. Работал заместителем председателя Витебского облисполкома.

Семья

Еще во время войны у Шмырева завязались отношения с Ириной Буравкиной, с которой он прожил в последствии до конца жизни. Она тоже была вдовой, от первого брака у нее был 5-летний сын Ростислав. А в 1943 году у Миная и Ирины родились двойняшки.


«…Я имею уже собственных детей, нажитых после всего этого. В 1942 году я сошелся с Буравкиной Ириной. Она тоже в 1941-м завдовела, и в апреле 1943-го принесла мне сразу двух дочек. Так что я уже не одинок, но все же то забыть никак не могу. Здоровье последнее время неважно, качает сердце, врачи говорят, что все это остаток прежней роскоши», — писал Минай Шмырев своему товарищу Ю.Магиндовиду в 1943 году.

Умер легендарный Батька Минай 3 сентября 1964 года, за три дня до этого он получил звание «Почетный гражданин города Витебска». Похоронен Минай Филиппович на воинском кладбище «Успенская горка» в Витебске.


В Витебске существует его музей, его именем названа улица, школа, лицей, мост через р. Лучоса. В 1965 году по реке Западная Двина был пущен теплоход «Минай Шмырев». В его честь назван сорт черной смородины.

В городском поселке Сураж установлен памятник в увековечение памяти детей Шмырева.


В 1967 году выпущены марки с изображением Батьки Миная.

(Visited 136 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 30.07.2020
закрыть