Генерал «Победы» Алексей Антонов

12:07 Люди в истории, Топонимика Беларуси

Антонов единственный генерал, удостоенный маршальской награды ордена «Победы»

Одним из творцов операции «Багратион» по освобождению Беларуси являлся уроженец города Гродно Алексей Антонов. Он – единственный генерал, удостоенный маршальской награды ордена «Победы». 

15 (27) сентября 1896 года в Гродно в семье офицера 26-й артиллерийской бригады Иннокентия Антонова родился сын, которого, следуя традиции, нарекли Алексеем – в честь деда. Мальчик рос болезненным, нервным и стеснительным, что доставляло немало переживаний отцу, беспокоившемуся, что на нём прервется потомственный воинский род. Поэтому он много внимания стал уделять физическому воспитанию сына, закаляя его холодными умываниями и рано обучив верховой езде. Иннокентий Антонов часто брал Алексея на воинские учения, в том числе ночные, прививал ему любовь к фотографии и шахматам. Так закладывались основы «ясного ума» и «выдающегося оперативного дарования», позволившим в годы Великой Отечественной войны проявить Алексею Антонову себя в качестве заместителя руководителя советского Генерального штаба и «держать в своих руках все нити оперативного руководства боевыми действиями многомиллионной армии». Также среди черт его характера, выделяемых современниками – уравновешенность, принципиальность, последовательная требовательность, доставшиеся ему от матери – Терезии (в девичестве – Александрович).

Родители Алексея Антонова происходили с противоположных концов Российской империи: отец – уроженец Иркутска из числа православных татар, профессиональных военных, мать – дочь шляхтича из имения Невиша Лидского уезда Виленской губернии, участника восстания 1863-1864 годов, сосланного вместе с семьей в Тобольск.

Иннокентий Антонов

Терезия и Иннокентий познакомились в Иркутске, поженились и переехали в Хабаровск. Здесь Иннокентий Антонов, выпускник кадетского корпуса и московского Александровского училища, готовился к поступлению в Академию Генерального штаба. Однако, уже успешно сдав экзамен, был поставлен перед сложным выбором: «Если Ваша жена перейдет в православие, Вы будете зачислены в Академию».  Понимая, сколь важно для супруги ее католическое вероисповедание, Иннокентий отказался от продолжения учебы и был направлен в 26-ю артиллерийскую бригаду в Гродно. Семья, в которой вскоре после переезда появились дочь Людмила и сын Алексей, поселилась по улице Иерусалимской, находившейся в то время на окраине города, рядом с военным городком, располагавшимся на месте сегодняшнего автовокзала. Теперь это одна из самых оживленных улиц Гродно, названная в честь Алексея Антонова. Помощь в воспитании внуков оказывала и мать Терезии, Генриетта Иосифовна Александрович, благодаря которой дети прекрасно знали не только русский, но и польский язык.

Терезия Антонова
Алексей Антонов с сестрой Людмилой

В 1904 году глава Иннокентий Антонов получил назначение на должность командира батареи 32-й артиллерийской бригады в г. Острог Волынской губернии. Здесь Алексей поступил в местную гимназию, где мальчику отлично давались рисование, Закон Божий, французский и немецкий языки, но проблемою были латынь и история, которые, благодаря природной усидчивости, он сумел самостоятельно подтянуть и в итоге успешно окончил учебу.

Большим ударом для Антоновых стала смерть в 1908 году главы семейства, которое столкнулось с постоянными лишениями и недостатком средств к существованию. С началом первой мировой войны Антоновы в августе 1914 года покинули Острог и выехали в Петроград. Однако вскоре после переезда Алексей лишился и матери, умершей после тяжелой болезни в марте 1915 года. Антонов остался круглым сиротой. Он сумел окончить гимназию и даже поступить на физико-математический факультет Петроградского университета, но из-за тяжёлых материальных условий оставил учёбу и подался на завод Полякова, располагавшийся в деревне Славянка. Здесь Алексей Антонов работал до призыва 1916-го года, когда был отправлен на кратковременные курсы прапорщиков в Павловское военное училище. 1 декабря 1916 года он был направлен в лейб-гвардии Егерский полк, а после Февральской революции оказался на Юго-Западном фронте, где в одном из боев был тяжело ранен и удостоен ордена Св. Анны IV степени.

После Октябрьской революции и прихода к власти большевиков, Алексей Антонов 1 мая 1918 года был демобилизован, сумев устроиться статистиком в одном из наркомов. «Привитая в детстве любовь к природе» привела его в Петроградский лесной институт, откуда он 11 апреля 1919 года был призван в Красную Армию и в качестве помощника начальника штаба направлен в 1-ю Московскую рабочую дивизию. 

Во время боев против войск Деникина дивизия понесла большие потери под Луганском и была расформирована. А. Антонов стал помощником начальника штаба 3-й бригады 15-й Инзенской стрелковой дивизии, которая успешно действовала против Кавказской Добровольной армии, заняв Ростов, затем Новороссийск. Антонов принимал участие в обороне Коховского плацдарма и форсировании Сивашского залива в ноябре 1920 года, после чего Крым перешел в руки Красной Армии, а 15-я дивизия стала именоваться «Сивашской». По итогам Гражданской войны Алексей Антонов был награжден Почетным оружием Революционного Военного Совета Республики, продолжив службу в штабе 15-й Сивашской дивизии, размещенной в г. Николаеве в качестве начальника оперативной части (1922-1926), а затем помощника начальника штаба. В Николаеве он женился на Марии Дмитриевне Целюк, с которой прожил 30 лет и которая долгие годы поддерживала мужа.

В 1928 году Алексей Антонов поступил в Военную академию имени Фрунзе, которую успешно окончил в 1931 году, также получив благодаря отличному знанию французского языка квалификацию военного переводчика. В 1933 году он снова в Военной академии, на этот раз на оперативном факультете. После этого были должности начальника штаба 46-й стрелковой дивизии, начальника Могилевско-Ямпольского укрепрайона, начальника первого отдела штаба Харьковского военного округа. В 1936 годы Антонова направили в только что созданную Академию Генерального штаба, где он учится вместе с теми, чьи способности проявились в годы Великой Отечественной войны – Баграмяном, Василевским, Ватутиным, Говровым, Захаровым. До войны Антонов еще успел сменить должности начальника Московского и заместителя начальника штаба Киевского особого военного округа по организационным и мобилизационным вопросам, однако после начала боевых действий встал во главе группы, занявшейся формированием управления Южного фронта, штаб которого возглавил в августе 1941 года. Он проявил себя при разработке Ростовской наступательной операции (17 ноября – 2 декабря 1941 года) против 1-й немецкой танковой дивизии генерала Э. Клейста. В результате Красной Армии удалось защитить Северо-Кавказский регион, а фельдмаршал Рюнштедт был лишен должности командующего немецкой группой армий «Юг». Заслуги Антонова не остались без награды, о чем он 9 апреля 1942 года сообщал сестре Людмиле: «Можешь меня поздравить с орденом «Красного Знамени». Получил его за Ростовскую операцию и разгром танковой армии ген. Клейста. В свое время об этом писали в газетах. Это было первое большое поражение немцев».

После начала крупного немецкого наступления летом 1942 года на юге СССР  А. Антонов был направлен на должность начальника штаба Северо-Кавказского фронта, а в сентябре-декабре –Закавказского фронта. Его друг, генерал армии Тюленев вспоминал:

«В 1942 г. в сложнейшей оперативной обстановке, когда советские войска, сдерживая натиск гитлеровских полчищ, не подпускали их к жизненно важным центрам страны, Алексей Иннокентьевич был назначен начальником штаба Закавказского фронта. На этом ответственном посту он много сделал для того, чтобы не допустить врага к нашим основным нефтяным районам. Не одну бессонную ночь провел он в ту пору над разработкой плана обороны Кавказа.

Фронт растянулся от Каспия до Новороссийска. Горные хребты, перевалы, бездорожье затрудняло оперативные переброски и обеспечение войск. Враг, кроме нефти, стремился к захвату Черноморских портов и локализации Черноморского флота.

В это время Алексея Иннокентьевича всегда можно было застать склоненным над картой с измерителем и карандашом в руках. У него был особый, только ему присущий, стиль работы. Алексей Иннокентьевич умел выбрать из всех вопросов наиболее важные, сосредоточиться над ними и выработать именно то решение, которое лучше всего отвечало интересам обстановки. Он любил точность, аккуратность, конкретность и глубокое знание дела. Его доклады отличались краткостью и предельной ясностью. Этому он учил и всех своих подчинённых».

На работу Антонова обратила внимание Ставка Верховного Главнокомандования. По рекомендации Александра Михайловича Василевского, возглавлявшего Генеральный штаб Красной Армии, приказом № 00472 от 11 декабря 1942 года Антонов был назначен его первым заместителем и начальником оперативного управления. Он быстро вошел в курс дел, и в качестве «экзамена» в январе-марте 1943 года был направлен на Воронежский, Брянский и Центральный фронта, где решал «кризис наступления в трудных зимних условиях». 

При А. Антонове окончательно установился «трудный и жесткий, но в целом необходимый и приемлемый регламент работы» Генштаба. Как и другие штабисты, сам Алексей Иннокентьевич должен был находиться при исполнении по 17-18 часов в сутки, имея на отдых время с 5-6 утра до 12 часов дня.

Трижды в сутки делались доклады Главнокомандующему: в 10-11 часов – С. Штеменко как начальник Оперативного управления, в 16-17 часов по телефону А. Антонов как заместитель начальника Генштаба. Ночью же они вместе отправлялись с итоговым докладом за сутки: «Перед тем подготавливалась обстановка на картах масштаба 1:200000 отдельно по каждому фронту с показом положения наших войск до дивизий, а в иных случаях и до полка». Также по трем разноцветным папкам раскладывались все необходимые материалы: «В красную папку попадали документы первостепенной важности, докладывавшиеся в первую очередь; это в основном приказы, директивы, распоряжения, планы распределения вооружения действующим войскам и резервам. Синяя папка предназначалась для бумаг второй очереди; обычно в нее шли различного рода просьбы. Содержимое же зеленой папки составляли представления к званиям и наградам, предложения и приказы о перемещениях и назначениях должностных лиц».

Генерал-полковник С. Штеменко, автор мемуаров «Генеральный штаб в годы войны», вспоминал о периоде совместной работы с А. Антоновым: «Практически Генштаб с 1943 года возглавлял зам. начальника Генштаба генерал армии А.И. Антонов. Большой труженик и блестящий знаток всего, чем живёт Генштаб, Алексей Иннокентьевич фактически держал все нити оперативного руководства боевыми действиями в своих руках. Объем работы был непомерно велик, но при помощи квалифицированных генералов и офицеров Генштаба за счет своей богатейшей эрудиции и тогда еще молодых сил, он успевал выполнять всю основную работу и делал это безупречно.

Представители Ставки, адресуя свои доклады Верховному Главнокомандующему, всегда отдавали копию: «Тов. Антонову, понимая, что всё необходимое будет сделано точно и в срок».

С. Штеменко указал и на отношения, которые сложились между И. Сталиным и А. Антоновым: «У Верховного Главнокомандующего Алексей Иннокентьевич пользовался большим авторитетом за знание дела, за мужество, выражавшееся в прямоте и правдивости докладов, в которых ничто не приукрашивалось. Все всегда соответствовало истине, как бы горька она не была.

Видимо авторитетом Антонов пользовался и за то, что осмеливался, если было нужно, возражать Сталину и уже во всяком случае высказывать свое мнение».

Штеменко дал следующую характеристику Антонову: «Его отличительной чертой являлась — общая культура, которая проявлялась в речи, поведении, в отношении к людям. За шесть лет совместной работы в Генеральном штабе мне ни разу не приходилось видеть его  вышедшим из себя, вспылившим. Он обла­дал удивительно ровным, уравновешенным характером, ничего, одна­ко, общего не имевшим с мягкотелостью. Уравновешенность и задушевность у Антонова сочетались с редкой твердостью и настойчивостью.

Он не терпел верхоглядства, спешки, недоделок и формализ­ма. Очень ценил время и тщательно его планировал. Видимо поэтому речь его отличалась лаконичностью и ясностью мысли».

С самого начала работы в Генштабе ни одна значительная операция Красной Армии не готовилась без участия Антонова. Именно он лично разработал первоначальный вариант плана наступления в Беларуси, получивший название «Багратион»: «Окончательно все было сведено в единый план и оформлено в виде краткого текста и карты лично генералом армии Антоновым; текст был написан им от руки на нескольких листах бумаги и 20.5.44 г. после нескольких дней раздумий подписан».

Первоначальный план, разработанный А. Антоновым, предполагал глубину операции лишь на 70-160 км с овладением территорий восточней Минска. Однако уже в мае он дополнил проект и значительно его переработал, что нашло отражение 22-23 мая на совещании Генштаба. Именно тогда лично Иосифом Сталиным было выбрано название будущей операции: «в честь выдающегося нашего соотечественника, прославившего русское оружие в борьбе против иноземных захватчиков в 1812 году». Окончательный план был утвержден 25 мая, 31-го он лег на карту Генерального штаба, а 31 мая Ставкой Верховного Главнокомандующего были направлены соответствующие директивы фронтам. После принятия окончательного варианта, А. Антонов продолжал следить за реализацией операции, в ходе которой Красная Армия  разгромила немецкую группу армий «Центр» и освободила Беларусь. В том числе 24 июля 1944 года был освобожден родной город А. Антонова – Гродно, где помимо улицы в его честь появилась ещё и мемориальная доска. 

С начала февраля 1945 до конца марта 1946 года А. Антонов являлся начальником Генерального штаба, поучаствовав в работе Ялтинской и Потсдамской конференций. На Ялтинской конференции (4-11 февраля 1945 г.) А. Антонов представил доклад о результатах успешного наступления Красной Армии на 700-киламетровом фронте от р. Неман до Карпат, первоначально запланированного на конец января, но скорректированного из-за тяжелого положения союзников в Арденнах: «тревожное положение, которое в конце минувшего года сложилось на западном фронте в связи с наступлением немцев в Арденнах, Верховное командование советских войск дало приказ начать наступление… не ожидая улучшения погоды». В результате немцы потеряли до 400 тыс. человек убитыми и пленными и теперь должны были восполнить эти потери «за счет западноевропейского фронта, Норвегии, Италии и резервов, находящихся в Германии».  А. Антонов завершил свое выступление рядом пожеланий, прозвучавших для союзников больше как упрек: «Ускорить переход союзных войск в наступление на западном фронте, чему сейчас обстановка очень благоприятствует» и «Ударами авиации по коммуникациям препятствовать противнику производить переброски своих войск на восток с западного фронта, из Норвегии и из Италии…». Доклад А. Антонова произвел большое впечатление на представителей иностранных делегаций. Они были удивлены его высокой эрудицией, знанием ситуации на всех фронтах, способностью «мало говорить, а больше слушать». В итоге в коммюнике было прописаны обязательства о более решительных действиях западных союзников: «для скорейшего достижения… союзные державы соединили военные усилия, обменялись информацией, полностью согласовали и детально спланировали сроки, размеры и координацию новых и еще более мощных ударов, которые будут нанесены в сердце Германии нашими армиями и военно-воздушными силами с востока, запада, севера и юга».

А. Антонов за спиной И. Сталина на Ялтинской конференции

А. Антонов участвовал в разработке стратегических операций завершающего этапа войны – Восточно-Прусской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской, Венской, Берлинской и Пражской.

Помимо должности начальника Генштаба как итога его двулетней изнурительной, и напряжённой работы Алексей Антонов «заработал» сахарный диабет. Весной 1945 года его встретил генерал Леонид Михайлович Сандалов и был неприятно поражен: Я не видел Алексея Иннокентьевича больше года и потому, переступив порог его кабинета, был поражен, когда навстречу поднялся грузный и совершенно седой генерал. Во всем его облике чувствовалась какая-то непреходящая усталость – видимо результат бессонных ночей и постоянного напряжения.

Только большие темные глаза Алексея Иннокентьевича по-прежнему поблескивали молодо».

В марте 1946 года А. Антонов вновь стал первым заместителем начальника Генштаба, на должность которого вернулся А. Василевский. Антонов в 1946 году стал депутатом Верховного Совета СССР, а также вошел в состав  главной редакции 2-го издания «Большой Советской Энциклопедии», при подготовке которой отвечал за военный отдел и работал в редколлегии «Истории Великой Отечественной войны». В ноябре 1948 года он был направлен в Закавказский военный округ, который возглавлял с 30 января 1950 по 15 апреля 1954 года, пока после смерти И. Сталина вновь не вернулся в Генштаб. В мае 1955 года он был назначен начальником штаба Объединенных Вооруженных сил стран Варшавского договора. 

Антонов был удостоен огромного количества наград как СССР, так и иностранных государств. Среди них три ордена Ленина, четыре ордена Красного знамени, два ордена Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени, Отечественной войны 1-й степени и Победы. Среди иностранных ордена и медали Франции, США, Чехословакии, Польши, Монголии, Болгарии, Китая. Но важнее всего – это орден «Победы», полученный 4 июня 1945 года, за участие в разработке решающих операций войны. А. Антонов был единственным генералом, удостоенным это маршальской награды.

Сестра Людмила, работавшая после войны учительницей одной из московских школ, вспоминала: «Его возмущала грубость, недобросовестность, ложь, неуважение к человеческому достоинству. Он очень любил детей (своих детей у него не было), любил молодежь. С большим уважением относился к памяти отца и матери, хранил их фотографии, письма — как реликвии.

Алексей Иннокентьевич был человеком светлого ума, разносторонних интересов: культурная жизнь страны, наука, литература, искусство глубоко интересовали его. Он следил за новинками политической, военной, научной, художественной литературы, постоянно пополняя свою библиотеку, в которой отразилось все многообразие его интересов.

Алексей Антонов во время отдыха.

Алексей Иннокентьевич любил слушать музыку — особенно Чайковского, любил поэзию — особенно Пушкина, любил театр, кино, хорошо знал Третьяковскую галерею, с интересом посещал выставки советского и зарубежного изобразительного искусства. Чтение, шахматы, прогулки на природе, спорт (фотография, лыжи, гребля, волейбол), путешествия были его любимым отдыхом, а отдыхать он больше всего любил в Подмосковье».

Алексей Антонов во время отдыха.

В январе 1955 года после продолжительной и тяжелой болезни умерла жена Алексея Антонова Мария. Второй его супругой стала известная балерина Ольга Васильевна Лепешинская.

В 1959 году А. Антонов перенес тяжелый инфаркт миокарда, но, несмотря на рекомендации врачей, не оставил работу. 16 июня 1962 года он вернулся из очередной командировки. Чувствуя себя не очень хорошо, на следующий день отправился на дачу, но 18 июня снова был в Штабе. В 11 часов Алексей Антонов почувствовал себя плохо, но вызванные для оказания помощи доктора уже не могли ничего сделать. 22 июня 1962 года генерал-лейтенанта Алексея Иннокентьевича Антонова похоронили на Красной площади, урна с его прахом замурована в Кремлёвской стене.

Алексей Антонов, начальник штаба Объединенных Вооруженных сил стран Варшавского договора.

В Гродно на улице, названной в честь Алексея Антонова, имеется также мемориальная доска, посвященная ему и установленная на здании газеты «Гродненская правда».

(Visited 207 times, 2 visits today)

Последнее изменение: 01.09.2020
закрыть