«Коктейль Молотова» против тысячи танков. Под Минском солдаты Вермахта впервые увидели в действии легендарное оружие

20:52 Статьи

В районе Минска врага удалось задержать на семь дней, чем выиграть время для организации новой линии обороны на рубежах Березины и Днепра, снизить темп немецкого наступления на центральном направлении советско-германского фронта и в целом содействовать срыву плана молниеносной войны с СССР

25 июня 1941 г. 3-я танковая группа противника прорвалась к территории Минского укреплённого района. 63-й (Минский) укреплённый район с его 500 дотами, как и другие четыре УРа на территории Белоруссии, после вхождения Западной Белоруссии в состав БССР в 1939 г. был разоружён и демонтирован. Советское военное командование недальновидно посчитало внутренние УРы утратившими оборонное значение и в начале 1940 г. приступило к строительству новых непосредственно у границы. В результате к началу войны Минский укрепрайон располагал только пулемётным батальоном сокращённого состава. В связи с этим, по решению Военного совета Западного фронта, оборона Минска была возложена на 44-й стрелковый корпус комдива В. А. Юшкевича, который к 18:00 25 июня занял оборонительный рубеж к западу от города.

В. А. Юшкевич

Ширина фронта обороны корпуса достигала 80–84 км, справа от него воинских частей не было, слева находился неукомплектованный 20-й мехкорпус генерал-майора танковых войск А. Г. Никитина.

С севера Минск защищал 2-й стрелковый корпус генерал-майора А. Н. Ермакова.

А. Н. Ермаков

Бои на ближних подступах к белорусской столице начались вечером 25 июня, когда позиции 64-й стрелковой дивизии 44-го корпуса были атакованы танками противника, которые удалось остановить. Утром следующего дня, после массированной авиационной и артиллерийской подготовки, враг начал наступление по всему фронту дивизии. Тяжелейшие бои развернулись в районе г. Заславля, который несколько раз переходил из рук в руки и был оставлен последними защитниками только спустя трое суток.

Наступление немецких танковых подразделений

26 июня в районе г. Дзержинска в бой с передовыми частями 2-й танковой группы вступила 108-я стрелковая дивизия 44-го корпуса.

В этот день генерал-лейтенант П. М. Филатов, командующий 13-й армией, формирование которой началось незадолго до войны, подчинил своему командованию 44-й и 2-й стрелковые корпуса.

П. М. Филатов

Усиление сопротивления на территории Минского укрепрайона немедленно отметил противник. Ежедневная сводка боевых действий 12-й танковой дивизии 3-й танковой группы за 26 июня констатировала: «Сопротивление врага сильнее, чем в предыдущие дни боёв, особенно в районе укреплений бывшей русской границы северо-восточнее Ракова. Огневые атаки из лесных массивов и населённых пунктов…»

Вместе с тем, обстановка неуклонно обострялась. Штаб Западного фронта направил наркому обороны С. К. Тимошенко Боевое донесение под грифом «Вне всякой очереди»: «До 1 000 танков обходят Минск северо-запада… Противодействовать нечем». Однако Москва по-прежнему пыталась во что бы то ни стало уложить события в русло довоенных планов. В результате, в ответ на упомянутое донесение, в 10:05 27 июня поступил категорический приказ Ставки: «Срочно разыскать все части… и объяснить им обстановку… Если удастся, организуйте сначала мощный удар по тылу первого мехэшелона противника, двигающегося на Минск и на Бобруйск, после чего можно с успехом повернуться против пехоты. Такое смелое действие принесло бы славу войскам Западного округа…»

Для «мощного удара» сил уже не было, однако защитники Минска не сдавали своих позиций до последней возможности.

Об ожесточённом сопротивлении свидетельствует, в частности, телефонограмма командования 12-й танковой дивизии командованию 3-й танковой группы от 30 июня 1941 г., в которой изложен «опыт боевых действий против русских укреплений»: «… Действуем в районе укреплений русской пограничной заградительной линии западнее Заславля. 27 и 28 июня дивизия покончила там с 26 бункерами (дотами)… Часть гарнизонов бункеров защищалась до последнего человека. Другие закрывали амбразуры при первом же фронтальном огне и добровольно выходили в атаку. Некоторые покидали бункеры при первом обстреле и занимали полевые укрепления в предполье, где оборонялись исключительно упорно. Рекомендуется все без исключения бункеры уничтожить, даже если из них в последующем не раздавались выстрелы. Такие «воскресшие» бункеры вечером 27 июня значительно замедлили в некоторых местах продвижение дивизии…»

Немецкие солдаты осматривают дот Минского укрепрайона

Упорное сопротивление советских войск на центральном участке заставило противника направить основной удар 3-й танковой группы в обход Минска в направлении посёлка Острошицкий Городок. Здесь с утра до наступления темноты, через каждые 10 – 15 минут осуществлялась высадка парашютного десанта, обеспечившего посадочную площадку для транспортных самолётов, которые начали переброску войск и боевой техники. На опаснейший рубеж была брошена 100-я стрелковая ордена Ленина дивизия генерал-майора И. Н. Руссиянова, которая при поддержке 161-й дивизии, удерживала его в течение трёх дней.

И. Н. Руссиянов

Здесь бойцы 100-й дивизии впервые применили против вражеских танков стеклянные бутылки с горючим (вспомнился опыт войны в Испании, где это действенное противотанковое средство использовал Африканский корпус франкистской армии, а затем и республиканцы). Скоро немцы сполна оценили этот «коктейль Молотова», как они прозвали новый диковинный вид советского вооружения, порождённый крайним недостатком артиллерийских боеприпасов: 27 июня они были отброшены на 13 – 14 км к северо-западу.

Однако перевес сил противника давал о себе знать всё более явно. В ночь на 28 июня войска 2-го стрелкового корпуса вынуждены были начать отступление на восток от Минска. И хотя западнее города продолжал яростно отбиваться от наседавшего врага 44-й стрелковый корпус, столица БССР была обречена.

Передовые подразделения 3-й танковой группы вступили в Минск с северо-запада вечером 28 июня и на следующий день соединились со 2-й танковой группой, наступавшей с востока.

Сводка Совинформбюро за 28 июня ещё уверяла, что «на Минском направлении войска Красной Армии продолжают успешную борьбу с танками противника, противодействуя их продвижению на восток…» На тот момент не только Ставка Главного Командования и штаб Западного фронта, но и командование 13-й армии не имело достоверной картины общей обстановки на территории Минского укрепрайона и непосредственно в Минске.

«Правда» от 29 июня 1941 г.

«Ожидаю донесение о положении Минска…» – таким требованием сопроводил командующий Западным фронтом генерал-лейтенант Д. Г. Павлов своё Боевое распоряжение командующему 13-й армией на отвод войск в случае наступления превосходящих сил противника, последовавшее в 23:00 29 июня.

Трагическое известие о захвате Минска стало известно как командованию фронта, так и Москве, лишь спустя двое суток. Из Оперативной сводки штаба фронта от 20:00 30 июня: «13-я армия в результате боёв, начавшихся 28.6.41 г., оставила Минский укреплённый район и гор. Минск».

Маршал Г. К. Жуков позже признал: «Ставка и Генеральный штаб тяжело восприняли известие о том, что нашими войсками оставлена столица Белоруссии». Новость была настолько ошеломляющей, что сводки Совинформбюро её даже не обнародовали.

С захватом Минска немцы замкнули внешнее кольцо окружения основных сил Западного фронта восточнее города и перерезали пути отступления войскам 44-го стрелкового корпуса, а также отходившим от границы частям 3-й, 4-й и 10-й армий. Первый состав фронта фактически перестал существовать. Но и в условиях полного окружения разрозненные и обескровленные остатки войск продолжали упорное сопротивление, сковав почти половину состава группы армий «Центр». Лишь в ночь на 2 июля они прорвали кольцо окружения и отступили на северо-восток. Те, кто не смог вырваться, перешли к партизанским методам борьбы. Минская оборонительная эпопея, носившая скоротечный, но весьма напряжённый характер, завершилась. В районе Минска врага удалось задержать на семь дней, чем выиграть время для организации новой линии обороны на рубежах Березины и Днепра, снизить темп немецкого наступления на центральном направлении советско-германского фронта и в целом содействовать срыву плана молниеносной войны с СССР.

(Visited 123 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 28.08.2020
закрыть