Рецензия: Нёманскі фронт / Дзмітрый Люцік

16:20 Статьи

В течение нескольких десятилетий посетители Центрального музея Вооружённых сил СССР могли видеть уникальный экспонат – поставленный в 1939 г. на новой советско-германской границе советский пограничный столб. Столб с табличкой «СССР» тихо простоял в лесу в нескольких десятках километров от Гродно все три года фашистской оккупации, а летом 1944 г. вышедшие в Августовские леса советские кавалеристы спилили его и отправили в Москву как символ: «Война вернулась туда, откуда начиналась 22 июня 1941 г. Теперь мы пойдём в логово гитлеровцев – Восточную Пруссию». Книга Дмитрия Лютика именно о том, как Красная Армия на последнем этапе операции «Багратион» пробивала себе путь на немецкую территорию, последней преградой на пути к которой оказалась главная река Западной Беларуси – Неман.

В последние годы у наших соседей в России, Польше и Украине наблюдается настоящий ренессанс исследований военных операций Второй мировой войны. Это, безусловно, связано с развитием цифровых технологий, когда становится возможным всё более простой доступ к документальным материалам воевавших сторон из архивов России, Германии и США. Особенно интересны подробные работы, посвящённые тем или иным относительно небольшим военным операциям войны, раньше целиком или частично остававшимся за пределами интересов специалистов. Белорусская историография Второй мировой (и Великой Отечественной) войн в этом смысле пока достаточно сильно отстаёт и главным образом ограничивается юбилейными сборниками конференций. В этом смысле книги гродненского историка Дмитрия Владимировича Лютика представляют собой довольно приятное исключение.

Дмитрий Лютик – достаточно известный гродненский историк, занимающийся военной историей Гродненщины первой половины ХХ века. Кроме рецензируемой книги он является автором книги подобной тематики на русском языке [Лютик 2014], исследований о первых боях возле Гродно в июне 1941 г. [Лютик 2016], а также монографии и нескольких путеводителей по Гродненской крепости [Лютик, Пивоварчик, Семенчук 2014].

Рецензируемая книга Д.В. Лютика представляет собой подробное, день за днём, описание боёв за Гродно при форсировании рек Свислочь и Неман 12–25 июля 1944 г. Обычно последний этап операции «Багратион» после разгрома немецких войск в Восточной Беларуси и освобождения Минска в литературе представляется как сплошное бегство фашистов на запад и победоносное шествие Красной Армии. Но это не так. Немецкие войска на этом этапе битвы за Беларусь оказывали всё возрастающее сопротивление и наносили контрудары. Историю немецкого контрудара под Гродно и сопутствующие ему события как раз и описывает автор.

Историография заключительного этапа операции «Багратион», как это ни удивительно, очень бедна. В 1971 г. в издательстве «Наука» вышла монография Евгения Елисеева «На Белостокском направлении» [Елисеев 1971]. Это, фактически, единственное исследование этих событий, напечатанное во времена СССР отдельной книгой. Книга написана хорошо, с большим знанием источников из военных архивов, большинство из которых стали широко доступны только в начале ХХІ века. Автор явно был неплохим военным историком, достаточно объективно освятил все трудности, которые приходилось преодолевать Красной Армии в битве за Неман, однако в его книге не были использованы немецкие источники. Подобным недостатком, только с другой стороны, страдает капитальная монография немецкого историка Рольфа Хинце «Драма Восточного фронта»[Hince 1987], изданная в 1987 г. Р. Хинце уделил внимание каждому из этапов разгрома немецкого Восточного фронта, однако события под Гродно занимают достаточно немного места. Несколько авторов очень много пишут о военных действиях 1944 г. на Гродненщине, однако в них практически отсутствует какой-либо анализ. Например, нужно упомянуть книгу В. Воперсаля [Vopersal 1990]. Данная книга – юбилейное издание для ветеранов 3-й танковой дивизии (ТД) СС «Мертвая голова». Целый её том посвящён участию элитных частей СС в боях за Гродно и написан главным образом на воспоминаниях немецких ветеранов и оперативных донесениях частей дивизии. Польский историк Роберт Врублевский публикует в основном журнальные статьи, написанные на основе немецких военных архивов, оказавшихся в США. В них очень много фактического материала, но тексты больше напоминают переработанную хронологию событий [Wróblewski 2006]. Изданные в последние десятилетия монографии белорусских историков носят крайне обобщённый характер, невелики и давно утратили научное значение [Акалович 1989; Лемяшонак 1996].

Дмитрий Лютик в своей книге пробует объединить не только наработки прошлых лет, но использует новые оперативные документы и донесения, а также другие данные Центрального архива Министерства обороны РФ; воспоминания участников боевых действий, жителей города и окрестностей; дневники боевых действий, оперативные документы и донесения.

Первая часть книги посвящена первому этапу операции «Багратион» как вступлению к боям за Гродно. Д. Лютик анализирует немецкие и советские силы и подчёркивает, что главной задачей советской армии был прорыв не имевшей значительных резервов немецкой обороны и выход, таким образом, на оперативный простор. Это задание было выполнено на отлично. Однако цена, заплаченная советскими войсками, была очень высока. В ходе операции «Багратион» советские войска потеряли 178,5 тысяч человек убитыми и 587 тысяч ранеными. Группа армий «Центр» потеряла убитыми, ранеными и попавшими в плен от 290 до 381 тысячи человек.

Во второй части Д.В. Лютик рассказывает о боях на подступах к Гродно. Автор отмечает, что главной задачей немцев было организовать сплошную линию обороны перед советскими войсками, а задачей Красной Армии было сохранить инициативу и не дать немцам обосноваться на выбранных ими рубежах. Немцы пытались решить свою задачу, создавая импровизированные армейские группы, называемые по фамилиям их командующих, например, группа Готтберга или группа Флёрке. Эти группы были крайне неравнозначны как по составу (полицейские полки, национальные части, части вышедших из Восточной Беларуси подразделений вермахта), так и по боевым возможностям. Советские войска пошли по пути создания высокомобильных небольших групп, состоящих из нескольких батальонов моторизованной пехоты, нескольких САУ и танков, а также средств поддержки (например, реактивные минометы «Катюша» на базе американских автомобилей марки «Студебекер»). Задачей этих отрядов было не дать немцам закрепиться, а также захватывать переправы, мосты, господствующие высоты. В сторону Гродно двигался отряд заместителя командующего войсками 50-й армии генерал-лейтенанта А. Тюрина. Этот отряд попал в крайне сложную ситуацию, поскольку обогнал отступающие немецкие войска и был атакован ими как с запада, так и с востока. Тюрину, понесшему большие потери, пришлось пропустить немецкие части, отойдя с дороги, однако планы немцев по организации обороны Гродно были разрушены.

В следующей главе книги Д. Лютика идёт речь о боях непосредственно за Гродно. Решающую роль во взятии города сыграли бойцы 50-й армии и 3-го кавалерийского корпуса (КК). 3-й КК был достаточно интересной военной единицей советской армии. В него входили три кавалерийские дивизии и большое количество вспомогательных частей, в том числе танки, артиллерия, миномёты, зенитные средства. Кавалеристы не ходили в атаку в конном строю, лошади использовались как средство придания частям мобильности. Именно кавалеристы, заняв Лиду и пройдя через леса на северо-востоке от Гродно, атаковали немецкие рубежи возле города. Элемент внезапности, а также то, что немцам не дали закрепиться на восток от Гродно, привели к быстрому взятию правобережной части города.

Взятие Гродно было отмечено вечером 16 июля 1944 г. торжественным салютом в Москве, однако до освобождения всего города было ещё далеко. Советское командование понимало, что главная задача – не дать немцам закрепиться на левом берегу Немана. Уже параллельно с боями за город советские войска начали строить переправы через реку на север от города и захватывать там плацдармы. До 18 июля на левый берег были переброшены многие стрелковые части и значительная часть 3-го КК. Первоначально планировалось, что советские войска повернут на юг и обойдут Гродно с северо-запада, принудив тем самым немцев покинуть линию реки в самом городе. Однако появляется новая директива, которая предписывает 3-му КК двигаться на запад, в сторону бывшей немецкой границы и города Августов. Как предполагает Д. Лютик, эта директива была продиктована лично маршалом Г. Жуковым и входила в противоречие с предварительными планами прорыва на Белосток, поддержанными непосредственно И. Сталиным. Почему так случилось? Автор предполагает, что Г. Жуков, возможно, намеревался поставить И. Сталина перед фактом вторжения в Восточную Пруссию и получить для этого направления дополнительные резервы, а возможно, это была своеобразная «разведка боем» силами целого корпуса. В любом случае для советских войск эта директива имела достаточно трагические последствия.

Директива о рывке в Пруссию крайне насторожила командира 3-го КК Н. Осликовского. Осликовский не оставил личных воспоминаний, однако его сестра писала, что генерал-лейтенант сразу провёл параллели между положением своего корпуса и положением русских армий, вступивших на территорию Восточной Пруссии в начале осени 1914 г. Осликовский был прав.

Когда советские войска уже переправлялись через Неман, вечером 17 июля 1944 г. генерал-фельдмаршал В. Модель отдал приказ о проведении в районе Гродно контрудара. Решающую роль в нём должна была сыграть 3-я ТД войск СС «Мёртвая голова». Эту свежую дивизию уже несколько дней срочно перебрасывали из Румынии и высаживали на железнодорожных станциях между Гродно и Белостоком. 18 июля немецкие войска перешли в наступление. Задачей немецких частей было ударом с юга срезать советские плацдармы на левом берегу Немана.

В четвертой главе автор исключительно подробно описывает события 18–24 июля к северу от Гродно, когда немецкие войска вышли к Неману, практически остановив на линии реки советские войска на целую неделю. Крайняя усталость советских солдат, а также большие потери в материальной части после целого месяца наступления в Беларуси приводили к трагедиям. Д. Лютик в деталях описывает подвиг роты лейтенанта Н. Подгурского, которая была окружена немцами на одном из взорванных фортов старой Гродненской крепости и целиком погибла после двух суток боёв. Особенно трагично выглядит описание немецких бомбардировок переправ через Неман, записанное со слов очевидцев – местных жителей и ветеранов Красной Армии. Так, почётный житель города Гродно бывший понтонер С. Иванов вспоминал, что бомбардировка немецкими пикирующими бомбардировщиками переправы в районе деревни Куколи была самой жуткой за всю войну. Автор подчёркивает тотальное превосходство немецкой авиации над полем боя. Это объясняется рядом факторов: во-первых, немецкая авиация могла действовать с расположенных в непосредственной близости стационарных аэродромов в Восточной Пруссии, во-вторых, советская истребительная авиация была сориентирована на прикрытие собственных штурмовиков и бомбардировщиков в большей степени, чем на прикрытие наземных сил.

Однако самого страшного – полного уничтожения советских войск на левом берегу Немана – удалось избежать. Д. Лютик выделяет несколько факторов, имевших тут решающее значение. Во многом это удалось благодаря продуманным действиям Н. Осликовского, который, как уже упоминалось, помнил о печальном опыте российской армии в 1914 г. Он решил не прижиматься к переправам через Неман в малолесистой местности, а повёл корпус на запад, «спрятав» его в болотистых лесах. Несколько кавалерийских дивизий Осликовского оказались отрезанными от основных советских сил, однако массировано применить танки в этих условиях немцы не смогли. Осликовский же смог не только в основном сохранить личный состав, но и сковать значительные силы немцев. Автор отмечает, что и у немцев уже было недостаточно сил для массированного наступления, более того, свои подразделения немцы вводили в бой по частям в качестве «пожарных команд». Немецкие войска сосредоточили свои относительно небольшие силы на удержании линии реки, поэтому попытки наступления советских войск в этом направлении на запад не имели успеха.

К отступлению немецкие войска были принуждены фактически после прорыва Красной Армии на юге от Гродно – в районе между Неманом и Волковыском (5-я глава книги). Как и предполагалось изначально, немцы начали отступать после выхода советских войск к Белостоку, важному коммуникационному узлу, поскольку в этом случае удержание линии реки теряло смысл.

Ещё один интересный и довольно необычный аспект книги на военную тематику – психологический. Автор приводит ряд примеров того, как местные жители в ситуации неразберихи июльских боёв прятали у себя как раненых советских офицеров, так и немецких солдат, которые оторвались от своих и в любой момент могли быть убиты. Этот сюжет с необычной стороны показывает третью сторону любого военного противостояния – мирного жителя. Следует кстати отметить, что работа с устным историческим материалом существенно помогла автору в решении чрезвычайно сложных вопросов. Например, ему удалось установить фамилии нескольких десятков погибших во время немецких бомбардировок советских понтонёров. По предложению Д. Лютика, их фамилии перечислены на мемориале одного из уже существующих захоронений.

Издание иллюстрировано многочисленными фотографиями, картами и схемами. Основная масса карт происходит из немецких архивов или сделана самим автором и представляет собой самостоятельную исследовательскую работу.

В качестве приложения помещён список воинских подразделений советской и немецкой сторон, принимавших участие в боях за Гродно и многие другие дополнительные материалы: директивы, отчёты, подробные биографии немецких и советских офицеров, а также характеристики основных образцов немецкого и советского вооружения, которое использовалось в ходе боёв.

Подводя итог всему вышесказанному, нужно отметить, что эта книга – хороший пример исторического описания конкретной военной операции, сделанной профессиональным историком с привлечением широкой документальной базы и особенно региональных источников. Автор впервые обобщает и сопоставляет советские и немецкие источники, часто приходя к интересным самостоятельным выводам. Некоторые выводы автора, например о роли маршала Г.Жукова в смене направления удара 3-го КК, слишком смелые и требуют дополнительных исследований, однако можно сказать, что малоизвестная страница истории операции «Багратион» уже написана.

Книга будет интересна всем, кто интересуется историей Второй мировой войны, а также любителям исторического прошлого Гродненщины.

(Visited 50 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 21.10.2020
закрыть