Убийцы под бело-красно-белым флагом. Часть 4

09:00 Статьи

опубликовано на www.riafan.ru

Несмотря на зверства бойцов БКС над собственным народом, партизанское движение не шло на спад, а совсем наоборот. Осенью 1942 года Генеральный комендант БКС Иван Ермаченко был смещен со всех постов и уехал в Прагу, а командование принял Владимир Гутько, которого сейчас либеральные СМИ называют «талантливым белорусским писателем, прозаиком, поэтом, литературным деятелем и переводчиком». До войны он за националистическую пропаганду получил два года исправительных работ, а потом, опасаясь нового ареста, скрывался. Поэтому немцев он встретил с радостью. Хотя он не имел никакого военного образования и даже никогда не служил в армии, но пообещал немцам, что БКС разгромит партизан.


В декабре 1942 года его батальоны участвовали в операции «Гамбург» на территории треугольника Лида — Барановичи — Волковыск, между реками Неман и Щара в Гродненской области. По немецким данным и рапортам командиров БКС, в деревне Большая Воля уничтожено 364 жителя, Городки — 336, Трохимовичи — 142, Бояры — 50, Задворье — 260, Щара — 35, Низ — 296, Павловичи — 276, Василевичи — 270, Верболоты — 40. И нет никакой информации о победе над партизанами.

Гутько после смещения с должности командира БКС стал редактором газеты «Беларус на варце» («Белоруссия на страже»), а накануне освобождения Минска переехал в Берлин, где работал в Комитете освобождения народов России генерала Власова и в министерстве пропаганды доктора Геббельса. Потом, спасаясь от ответственности за массовые убийства белорусов, бежал в Австрию, а затем и в Венесуэлу. В 1960-м перебрался в США. Интересно, что он всю жизнь проклинал русский язык, который, по его словам, душит белорусский, а тут стал его преподавать в Университете Индианы.


Немцам надоело получать лживые рапорты из БКС о том, что в селе таком-то уничтожено несколько сотен партизан, но при этом из военных трофеев захвачено лишь несколько старых охотничьих ружей. В апреле 1943 года БКС был окончательно ликвидирован, а его личный состав пошел на формирование Белорусских батальонов шуцманшафта (охранной полиции), которые подчинялись уже не гауляйтеру Кубе, а СС и СД.


Новые полицейские проходили специальную подготовку и получили черную форму со складов СС. Это была та самая знаменитая эсэсовская черная форма, разработанная модельером Хуго Боссом. Она была отменена для ношения эсэсовцами, состоящими на службе, еще в 1939 году, но тем не менее одетые в нее нацисты присутствуют во множестве военных фильмов. На черной форме белорусских полицейских имелся и шеврон с бело-красно-белым флагом. Всего было создано 11 белорусских батальонов шуцманшафта. На Украине их было 71.


А вот с советскими партизанами и подпольщиками картина была противоположной. На Украине их было около 50 тысяч, а в Белоруссии — 374 тысячи.

Полицейские шуцманшафта приносят присягу

Активно занимались белорусские полицейские и осуществлением холокоста. 46-й, 47-й, 49-й и 51-й белорусские батальоны шуцманшафта участвовали в проходившей с 20 мая по 24 июня 1943 года операции «Коттбус», в ходе которой было уничтожено еврейское население местечек Лепель, Ушачи и Бегомль.


В 1943 году на сторону партизан начали перебегать не только белорусские полицейские, но и подразделения коллаборационистов, переброшенные в Белоруссию. 22 февраля 1943 года 600 бойцов 825-го батальона волжско-татарского легиона «Идель-Урал» под руководством Хусаина Мухамедова с оружием и боеприпасами перешли к партизанам. 16 августа 1943 года к партизанской бригаде «Железняк» присоединилось 1432 бойца 1-й русской национальной бригады СС «Дружина» с ее командиром Владимиром Гилем-Родионовым.

Фон Готтберг и Ганько (четвертый слева) перед строем БСМ

В этом же году немцы поняли, что с помощью одной силы уничтожить партизанское движение в Белоруссии не получится. Они начали пытаться привлечь на свою сторону белорусский народ, создавая его национальные структуры, полностью подконтрольные оккупационной администрации.


Прежде всего нацистов интересовала молодежь. В школах ученикам разрешили приветствовать учителя не только возгласом «Хайль Гитлер!», но и «Жыве Беларусь!». По образцу гитлерюгенда был создан Союз белорусской молодежи (СБМ), чьим символом также стал бело-красно-белый флаг с двойным крестом и перекрещенными мечом и лопатой, а его члены носили бело-красно-белые повязки.


Создан «Союз меча и лопаты» был 22 июня 1943 года. По этому поводу было проведено торжественное заседание в театре, которое подорвали минские подпольщики, надеясь убить присутствующего там Кубе. Он в этот раз уцелел, но погибло 13 предполагаемых руководителей СБМ, в том числе и Ярослав — сын Франца Кушеля и Натальи Арсеньевой.
В итоге руководителем белорусского гитлерюгенда стал Михаил Ганько, которого летом 1941 года освободили из лагеря для советских военнопленных по личной просьбе Фабиана Акинчица. Затем он окончил его школу пропагандистов и работал в подразделении Министерства пропаганды Третьего Рейха в Белоруссии. Одновременно он был и редактором главного органа СБМ — журнала «Жыве Беларусь».

В первом же номере, вышедшем в июле 1943 года, он написал:


«Белорусская молодежь «воспитывалась» доныне так, как приказывали наши враги — поляки, жиды и московские большевики. Они не воспитывали, а просто калечили белорусскую молодежь. Два года назад Беларусь скинула с себя ненавистное ярмо большевизма. Благодаря немецкой победе не будут больше издеваться над нами ни польские паны-оккупанты, ни жидовские комиссары. Белорусский народ получил величайший подарок от самого вождя Великогермании Адольфа Гитлера: 22 июня 1943 года было торжественно объявлено о создании Союза белорусской молодежи. Белорусский народ присоединяется к Европе и берет на себя миссию быть восточной границей арийского Запада».


Однако тогда белорусская молодежь в Европу не рвалась: в СБМ вступило всего 12 633 человека. Для сравнения: в рядах партизан только комсомольцев было более 100 тысяч. Действительно большинство членов СБМ — около 7000 — оказались в столице гитлеровской Европы — Берлине. Их отправили туда якобы для обучения, а на самом деле зачислили на службу в ПВО Берлина. Те из них, кто уцелел после англо-американских бомбардировок, приняли участие в обороне Берлина в апреле 1945 года. Живыми в СССР вернулись немногие. А вот следы Михаила Ганько, сбежавшего перед освобождением Белоруссии в Германию, теряются в мае 1945 года.

Маршируют члены Союза белорусской молодежи

27 июня 1943 года белорусы получили свое марионеточное правительство — Раду доверия при Генеральном комиссариате Белоруссии. Возглавил ее бургомистр Минска Вацлав Ивановский. На своих заседаниях она обсуждала необходимость внедрения агентуры в партизанские отряды, а также создание фальшивых партизанских отрядов. Но среди фальшивых партизан всегда находился кто-то, кто решил стать настоящим, а во всех крупных партизанских отрядах к лету 1943 года уже были сотрудники НКВД, которые выявляли и уничтожали националистическую агентуру. Оккупационная администрация теряла убежденных белорусских нацистов, которых и так было немного. 7 декабря 1943 года партизаны убили в Минске и самого Ивановского.

Похороны Вацлава Ивановского. Полицейские шуцманшафта в советских касках

После этого новый генеральный комиссар Белоруссии, назначенный вместо взорванного Кубе, группенфюрер СС Курт фон Готтберг распустил Раду доверия и вместо нее создал 21 декабря 1943 года Белорусскую центральную раду (БЦР). Возглавил ее Радослав Островский. Он также постоянно менял свои политические взгляды.


Был сторонником временного правительства, от которого он получил пост комиссара Слуцкого уезда, потом поддерживал БНР и выступал за независимую Белоруссию, а после ее поражения пошел на службу в Белую армию генерала Деникина, которая воевала за единую Россию в ее дореволюционных границах. После разгрома «белых» снова присоединился к БНР и участвовал в походе Булак-Булаховича в Белоруссию, а после его провала бежал в Польшу.


В 1926 году неожиданно стал коммунистом — вступил в нелегальную Коммунистическую партию Западной Белоруссии. После ареста в январе 1927 года поменял свои взгляды на противоположные и призвал белорусов к сотрудничеству с властями Польши. В 1934 году избран депутатом Сейма Польши. После ее исчезновения с политической карты Европы служил немецким нацистам, которые сделали его бургомистром Брянска, Смоленска, Могилева. После освобождения Белоруссии перебрался в Германию, а после окончания войны — в США, где развил бурную антисоветскую деятельность. Умер в возрасте 88 лет в 1976 году.

Выступает Радослав Островский, справа с лопатой — Михаил Ганько

23 февраля 1944 года немцы разрешили БЦР иметь и свои вооруженные подразделения. В этот день Курт фон Готтберг издал постановление о создании Белорусской краевой обороны (БКО). Впрочем, вооруженными эти подразделения можно было считать условно, так как оружие им немцы выдавали только во время боевых операций. Возглавил БКО Франц Кушель, а ее гербом был щиток с бело-красно-белым флагом, на красной полосе которого был двойной крест. Так как на белорусских добровольцев немцы уже не надеялись, то 6 марта была объявлена мобилизация в БКО всех мужчин от 20 до 36 лет, а также бывших офицеров и командиров царской, польской и Красной армии в возрасте до 57 лет. Уклонение от мобилизации наказывалось расстрелом.

Эффект получился обратный, так как множество белорусов, стремясь избежать мобилизации, ушли к партизанам. Всего несколько человек пришло на призывной пункт в поселке Городок Барановичского округа. Чтобы не докладывать о провале мобилизации, немецкое командование послало полицию, и она после облавы пригнала около 100 человек. Уже на следующую ночь 37 из них сбежали к партизанам. Даже явно преуменьшенные цифры из отчета штаба БКО местному руководству СС показывают печальную для нацистов картину:


«За март-апрель 1944 года имели место следующие случаи:
в ночь на 19 марта 1944 г. партизаны совершили нападение на немецкий гарнизон в деревне Яворская Руда Барановичского округа. Находившийся в гарнизоне отряд БКО не оказал никакого сопротивления, а 66 его солдат перешли на сторону партизан;
5 апреля 1944 г. партизаны разгромили немецкий гарнизон в поселке Остров Барановичского округа, в результате чего 28 находившихся в гарнизоне солдат БКО стали партизанами; за время боев с партизанами из отряда БКО, сформированного в поселке Лапичи Минского округа, к партизанам перешло около 300 человек;
в Плисском районе Минского округа только за две недели марта 1944 г. из местного батальона на сторону партизан перешло 82 человека;
из Вилейки местный окружной начальник БКО сообщил о переходе на сторону партизан 70 человек».


На призывные участки пришли всего 40 тысяч человек. Те из них, кто работал на промышленных предприятиях, были освобождены от службы. К 1 мая 1944 года были созданы 45 батальонов БКО и один кавалерийский эскадрон в Новогрудках общей численностью в 21 629 человек.


Командовал БКО Франц Кушель. Его войско таяло как снег. 10 июня 1944 года, после получения приказа о наступлении против партизан, на их сторону перебежал почти в полном составе 34-й батальон, дислоцированный в Столбцах. Позже разбежались саперные батальоны в Несвиже и Клецке.


Перед немецким командованием Франц Кушель оправдывался, убеждая немцев, что белорусы не хотят воевать за Германию, а вот если бы у них было свое государство, то они бы «грудью встали на его защиту от проклятых москалей». Немцы попытались «схватиться за соломинку» и, получив разрешение из Берлина, фон Готтберг дал согласие на создание марионеточного государства.

Конец четвёртой части

(Visited 66 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 22.03.2021
закрыть