Убийцы под бело-красно-белым флагом. Часть 5

09:00 Статьи

опубликовано на www.riafan.ru

27 июня 1944 года состоялся так называемый Второй Всебелорусский конгресс. Он проходил в Минске, в здании театра имени Янки Купала, которое было украшено двумя большими бело-красно-белыми флагами, но на крыше по-прежнему развивался нацистский флаг со свастикой. В работе конгресса приняло участие 1039 делегатов — практически все руководящие гитлеровские пособники. С приветственной речью на нем выступил фон Готтберг.

Если на Первом Всебелорусском конгрессе, состоявшемся в 1917 году, была провозглашена БНР, то в 1944 году было объявлено о возобновлении ее деятельности и о том, что БЦР во главе с Островским является правопреемницей Рады БНР. Это было очень сомнительно, с юридической точки зрения, так как Рада БНР в изгнании продолжала формально существовать в Праге, но Гитлер от ее услуг отказался еще в 1939 году.


Новая БНР была еще более зависимым от немцев государством, чем предыдущая. Надежды, что найдутся желающие ее защищать, не оправдались. Бойцы БКО при встрече с советскими войсками массово переходили на их сторону, сдавая прикомандированных немецких офицеров. 3 июля советские войска освободили Минск, где всего шесть дней назад торжественно провозгласили возрождение БНР.

Бойцы белорусской краевой обороны

Франц Кушель в польском городе Ломже на специально созданном пункте занялся сбором остатков БКО, батальонов шуцманшафта и других коллаборационистов. Из них была создана 30-я белорусская дивизия СС, которая сражалась с польскими и советскими партизанами. Затем она была переброшена во Францию, где новоиспеченные эсэсовцы увидели возможность избежать возмездия за свои преступления и начали массово сдаваться в плен не только англо-американским войскам, но и французским партизанам. В результате дивизия просто перестала существовать и была расформирована. Оставшихся от нее надежных бойцов отправили в Русскую освободительную армию генерала Власова, а остальных — в строительные подразделения.


Франц Кушель, ставший к тому времени штандартенфюрером СС, вернулся в Германию и из членов БСМ создал белорусский батальон, вместе с которым и сдался в плен американцам 28 апреля 1945 года в районе Айзенштадта. Позже он объяснил это так:

«Для нас, белорусов, не было никакого интереса погибнуть вместе с СС в безнадежной борьбе с англо-американцами».


После Второй мировой войны в США получило убежище больше военных преступников разных национальностей, чем во всех остальных странах мира вместе взятых. Поэтому нет ничего удивительного, что нашлось там место и Кушелю, который отрекомендовался как «борец за освобождение белорусского народа от коммунистического гнета».


Когда у официальных лиц США спрашивают, почему так произошло, то следует стандартный ответ о том, что они ничего не знали, а нацисты скрыли свою предыдущую биографию и обманули их. Но вот был такой федеральный прокурор бюро специальных расследований отдела криминалистики Министерства юстиции США Д. Лофтус, который после того как вышел на пенсию, издал в 1982 году книгу «Секрет бригады «Беларусь», где о Кушеле есть такие строчки:


«15 ноября 1941 года белорусская полиция Франца Кушеля, одетая в черную униформу типа СС с бело-красно-белыми повязками, совершила облаву в минском гетто. К отчету, подготовленному СС за эту неделю, прилагалась карта оккупированной немцами части Советского Союза с гробами, возле которых были проставлены цифры, свидетельствующие о количестве уничтоженных евреев. У гроба возле Минска стояла цифра 42 000».


Так почему же тогда он, работая в структуре, которая должна выявлять военных преступников, так и не привлек к ответственности Кушеля до его смерти в 1969 году и рассказал всю правду о нем только после выхода на пенсию?

В США Кушель не только не скрывался, но наоборот — вел активную общественную жизнь. Являясь членом правительства БЦР и занимая там пост министра обороны, получил звание генерал-майора — очевидно, для посещения свадеб. Жизнь ему портили не агенты Кремля, а конкуренты из Рады БНР, которые тоже после войны перебрались в США, и с ними были постоянные стычки и скандалы на различных международных форумах.
Размахивая одинаковыми бело-красно-белыми флагами, марионетки Второго Рейха до хрипоты спорили с марионетками Третьего Рейха, кто из них является законным представителем белорусского народа. А 99,9% белорусов даже не догадывались, что у них есть такие «представители» за океаном.

БЦР прекратила свое существование в 1995 году, когда умер последний гитлеровский пособник, а новых желающих вступать в организацию, созданную группенфюрером СС Куртом фон Готтбергом, не оказалось. Поэтому БЦР не смогла осудить шестое избрание Александра Лукашенко на пост президента Белоруссии, но его первое избрание осудить успела.

Руководство Белорусской Центральной Рады

Деятельность немецких оккупантов и их пособников очень дорого обошлась Белоруссии. За три года было проведено 140 карательных антипартизанских операций, в ходе которых полностью или частично была уничтожена 7251 деревня. Полностью население, как в Хатыни, было уничтожено в 628 деревнях. Из них 186 — уже не восстановились после войны.


Всего от рук карателей в концлагерях и лагерях для военнопленных погибло около 2,2 миллиона белорусов. На принудительные работы в Германию и Австрию были вывезены 399 374 человека, после войны вернулось 124 267 человек. Если добавить жителей республики, павших на фронтах Великой Отечественной войны, то людские потери составят три миллиона человек. Действительно, если перед войной в Белоруссии жило около девяти миллионов человек, то после ее окончания — шесть миллионов. По данным переписи в октябре 2019 года, в Белоруссии сейчас проживают 9 413 446 человек.
Нацистские репрессии в Белоруссии были настолько жестоки, что во время них не щадили и детей. Вот, что пишет кандидат исторических наук Марат Жилинский:


«В январе 1943 года в деревнях Осиповичского и Червенского районов оккупанты заживо сожгли 864 ребенка. В марте того же года в Освейском районе 2118 детей до 12-летнего возраста были утоплены в реке Свольне. На территории Бегомльского района за годы войны было замучено и угнано в немецкое рабство 3708 детей. Уничтожение наших детей имело целенаправленный и планомерный характер, который проистекал из нацистской идеологии уничтожения неарийских народов. В Шклове и Лельчицах малышей закапывали живьем в противотанковых рвах. Весной 1943-го 40 детей были брошены в колодец деревни Ухвала Крупского района. Только в Брестской области каратели уничтожили 45 258 детей, в Бобруйской — более 6200. В целом по Брестской, Бобруйской, Полоцкой и Полесской областях было повешено, сожжено и расстреляно 63 920 детей».


Кровь продолжала литься в Белоруссии и после войны. Скрывшихся в лесах гитлеровских пособников бывшие партизаны ликвидировали быстро. Американская разведка при помощи БЦР смогла подготовить и забросить в Белоруссию всего пять диверсантов, которые понесли заслуженное наказание. В то время как на Украину американцами в рамках операции «Аэродинамик» забрасывались десятки бывших эсэсовцев и бандеровцев. К несчастью, бандеровцы развернули свою бандитскую деятельность и на части территории Брестской области Белоруссии, которая во время оккупации входила в состав рейхскомиссариата «Украина».

Банды Дворко, Ермака, Конопелько, Артемчука, Ющика, Савчука терро-ризировали местное белорусское население. В 1945 году они убили 384 человека. Из них сотрудниками НКВД были 50 человек, офицерами Советской армии — 8, солдатами и сержантами— 28, а оставшиеся 298 — женщины, старики и дети. До 1946 года бандеровцы совершили в Белоруссии 2384 теракта и диверсии, а убили 1012 человек.

На плакате надпись на украинском языке: «Помогайте в строительстве нового порядка в Европе!»

Бело-красно-белый флаг снова вернулся в Белоруссию во время перестройки как знамя самой крупной оппозиционной организации — Белорусского народного фронта. Его основателем и лидером был националист Зенон Позняк. Когда они пришли к власти, то 19 сентября 1991 года Верховный Совет Белоруссии утвердил бело-красно-белый флаг в качестве государственного. Гербом страны стал «Погоня».


Власть националистов и либералов, как и нацистская оккупация, продолжалась в Белоруссии три года. О том, к чему это привело, рассказал Александр Лукашенко в 2009 году в интервью ИТАР-ТАСС, когда вспоминал первые дни своего президентства:


«Всё остановлено было, полки пустые в магазинах, люди — на площадях. Их уже разогрели наши националисты в то время под определенными лозунгами. Я помню, на завод «Горизонт» приехал, люди смотрят на меня, мальчика. Им и меня жаль, видят же, что я не могу объять необъятное, и плачут, что семью прокормить нельзя. И уже просят меня: «Ну, хотя бы 30 долларов, чтобы хоть как-то протянуть, хлеба купить и так далее». Жуткая была ситуация. У нас, я помню, за одни сутки в 18 раз подорожал хлеб».


Судьбу бело-красно-белого флага решил белорусский народ в прямом смысле слова — на референдуме 14 мая 1995 года, где 75,1% высказались за возвращение в качестве государственного бывшего флага Белорусской Советской Социалистической Республики без серпа и молота. Жизнь в Белоруссии постепенно стала налаживаться и, соответственно, стало уменьшаться влияние националистов.


В марте 1996 года Зенон Позняк переселился в Польшу. На последних президентских выборах он поддержал Светлану Тихановскую и написал на сайте своей Консервативно-христианской партии:


«Светлана Тихановская — единственный позитивный человек во всей группе кандидатов».


Вообще он любит делать заявления. Например, предъявляет территориальные претензии к России:


«Несчастным результатом вечной войны с Россией стала для Белоруссии потеря половины ее этнических и государственных территорий. Перед Второй мировой войной Белоруссия вернула часть своих восточных земель. В 30-х годах был поставлен вопрос перед Россией о возвращении в Белоруссию Смоленщины и Брянщины. Вместо возвращения начался сталинский террор, и Белоруссия захлебнулась в крови».


Он фактически призывает белорусов к войне с Россией:


«Российско-белорусская вечная цивилизационная война нескончаема, пока существует российская империя. Простая логика подсказывает — российская империя должна быть ликвидирована. Только такое условие даст возможность свободно жить и развиваться Белоруссии. Сверхзадача ликвидации российской империи должна войти в кровь белорусской политики, стать белорусским национальным интересом».


А вот как он оценивает нацистскую оккупацию:


«Несокрушимость Белоруссии и белорусской национальной идеи засвидетельствовала Вторая мировая война. С 1941 по 1944 годы центральная Белоруссия (на которой действовала немецкая гражданская администрация во главе с Кубе) пережила мощный национальный подъем. Это совершенно озадачило большевиков и привело Москву в бешенство».


Его не интересует то, что если бы этот «мощный национальный подъем» продлился бы еще шесть лет, то белорусский народ, наверное, просто бы исчез. Невольно вспоминаются слова о том, что разница между нацизмом и национализмом такая же, как между дерьмом и фекалиями: второе звучит поприличнее, но пахнет так же.

Члены Союза белорусской молодежи в немецкой форме…
… и их идейные потомки.

Сегодня по улицам Минска ходят толпы молодежи, размахивая бело-красно-белыми флагами. Они не задумываются о том, какие несчастья принесли их стране те, кто действовал под этим флагами до них и обещал своему народу будущую райскую жизнь в Европе. К счастью, у белорусского народа хорошая историческая память и тех, кто еще верит в так называемый «прогрессивный европейский путь развития», с каждым днем становится все меньше. В том числе и на улицах Минска.

Конец пятой части

(Visited 78 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 24.03.2021
закрыть