Рецензия: Страна в огне. Историко-документальное издание: В 3-х кн

15:01 Статьи

Объёмный и фундаментальный труд «Страна в огне» является достаточно новой работой по истории Великой Отечественной войны. Издание выходило на протяжении 2012 – 2017 годов при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ).

По первоначальной идее при его написании главы по событиям войны на территории Беларуси, Украины и России должны были писать историки из этих же стран. Однако реализовать это удалось лишь при написании 1-го тома «1941 год». В работе над последующими двумя томами украинские историки не участвовали.

В подготовке и написании труда приняли участие ряд известных историков (кандидат исторических наук, внештатный сотрудник Института военной истории министерства обороны Российской Федерации А.В. Исаев, доктор исторических наук, заведующий Центром истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН М.Ю. Мягков, доктор исторических наук А.М. Литвин, доктор исторических наук В.И. Кузьменко).

Книга «Страна в огне» состоит из трёх томов, каждый из которых включает в себя две части. При подборке архивного материала и написания очерков работали коллективы историков из Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Украина. Руководителем всего проекта является О.А. Ржешевский – доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, научный руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, президент Ассоциации историков Второй мировой войны.

Белорусскую группу историков возглавил доктор исторических наук, профессор, академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств НАН Белоруссии А.А. Коваленя. В составе белорусского коллектива отдельные главы писали: доктор исторических наук А.М. Литвин, доктор исторических наук В.И.Кузьменко, старший научный сотрудник отдела военной истории Беларуси Института истории НАН Беларуси И.Ю.Воронкова, кандидат исторических наук А.А.Криворот, кандидат исторических наук Я.П.Безлепкин, кандидат исторических наук С.Е.Новиков, кандидат исторических наук А.В.Кузнецова-Тимонова.

Книга, как уже упоминалось выше, состоит из трёх томов: том 1-й – 1941 год, том 2-й – Коренной перелом 1942-1943, том 3-й – Освобождение 1944-1945. При этом в первой части каждого тома описываются события Великой Отечественной войны, а во второй части приводятся исторические документы по тем же хронологическим периодам. Объём работы достаточно велик. Каждая из частей занимает более 700 страниц. Для нас наибольший интерес представляют разделы, посвящённые Беларуси, имеющиеся в каждой из книг.

1941 год. Страна в огне. Книга 1. Очерки.

Первый том «1941 год» был издан в 2012 году и структурно состоит из трёх частей. Часть 2-я (ответственный редактор д.и.н. А.М. Литвин) посвящена предвоенным событиям, началу войны, немецкому оккупационному режиму и образованию антифашистского сопротивления и носит название «Белоруссия». Следует отметить, что в тексте, который писали наши отечественные историки, используется правильное название нашей страны, а именно – Беларусь. Оглавление составлялось, вероятно, без их участия.

Раздел 1 называется «Западный особый военный округ и Беларусь накануне войны» (автор А.М. Литвин). Первая глава («Военное строительство и совершенствование боевой готовности») рассказывает об истории создания Западного Военного Округа, который располагался на территории БССР (позже он станет называться Белорусский Военный Округ). Авторами упомянута белорусизация армии в 1920-е гг., создание территориальных частей [с.245]. В 1938 г. в результате отказа в армии от территориальных частей был осуществлён переход к кадровым дивизиям. В тексте не даётся однозначного ответа: это правильный выбор – или нет. Автор озвучивает два мнения по этому поводу. Первое: это было необходимо в связи с развитием РККА и великодержавной идеей, которая появилась в СССР; второе – это был сильный удар по белорусским частям. Однако в реалиях того времени сохранение национальных частей было невозможно.

Плюсом данного раздела является достаточно всестороннее описание развития военного округа, большая его роль в организации и использовании новых видов вооружения и частей (первый опытный механизированный полк в РККА и учения с его использованием в 1929 г., первая мехбригада, появившаяся в 1930 г., первый в РККА переход на корпусную организацию, использование крупных десантов – учения 1935 г.). Также вкратце упоминаются и репрессии среди белорусской интеллигенции и армии, которые автором осуждаются [с. 250], строительство первых укрепрайонов в БССР [с.251-252]. В рассказе о действиях БВО в связи с событиями в Чехословакии достаточно сильно видно использование советской литературы. Так в тексте присутствуют фразы «военный блок фашистских государств во главе с гитлеровской Германией, поощряемый попустительством западных государств, начал активную подготовку к развязыванию Второй мировой войны» [с.252], цитируется по книге, изданной в 1982 г. [АН СССР, 1982], «мюнхенский диктат», «суверенное европейское государство на разграбление нацистам», «насытить аппетиты руководства Германии». В то же время очень мало присутствует современных источников (лишь несколько ссылок на Российский Государственный Военный Архив, далее РГВА).

События начала Второй мировой войны и действия войск БВО в Польше даны достаточно поверхностно. Для их характеристики в тексте автором используются термины «освободительный поход» [с. 258], «поход Красной армии на Запад» [с. 281]. Интересно отметить, что в следующей главе, относительно тех же событий автор использует иные фразы: «ввод войск в Западную Беларусь» [с. 293], «Одно дело ввести войска и захватить, фактически без всякого сопротивления огромную территорию…» [с. 294], «Слишком лакомым было «данайское» подношение» [с. 294]. Автором поднимается вопрос о характере действий РККА в этой операции. Однако ответ на него не даётся.

Обходятся стороной характер договорённости с Германией (пакт Молотова – Риббентропа лишь упоминается два раза в тексте), но указывается необходимость «защиты братских народов». О начале мобилизации войск БОВО 7 сентября говорится, что это было сделано «под нажимом Германии» [с. 257], из чего можно сделать вывод о том, что СССР был вынужден принять участие в операции против Польши. Тем не менее, в тексте подчёркиваются очевидные противоречия приказа по Белорусскому фронту № 005 от 16.09.39г. (например, в нём содержится призыв «спасти от угрозы избиения и разорения со стороны врагов» белорусов и украинцев, где имеются в виду немцы, и в то же время там присутствует фраза – «мы не намерены нарушать договор о ненападении между СССР и Германией», «мы идём не как завоеватели, а как освободители»). Боевые действия описаны вкратце. О серьёзных боях в Гродно, упомянуто лишь одной фразой, а о боях в Скиделе и Кодевцах информации вообще нет. Потери РККА указаны только в личном составе, потери в технике, почему то, не приводятся. Автор не использует многочисленные польские источники и литературу. По потерям Красной армии приводится новый документ из РГВА (289 убито, 701 ранены, 28 умерло от ран) [с. 264]. Также даются польские данные о потерях советских войск (около 10 тыс. человек) и польских войск (около 20 тыс. человек), но со ссылкой на статью В.С. Парсаданова [Парсаданов В.С. 1997] Интересно, что ничего не говорится о Брестском «параде» войск РККА и Вермахта. Упоминание о нём есть лишь значительно позднее в Разделе 4 [с. 451].

Отдельно вынесен на рассмотрение вопрос «К чему готовились? Стратегическое планирование, оперативное развертывание и боевая подготовка войск ЗапОВО накануне войны». Здесь приводится информация о разработке оперативных планов при начальниках Генштаба Б.Шапошникове в 1940 г., при Г.Жукове в 1941 г., об оперативно-стратегических играх (Павлов – Жуков). Автор абсолютно точно подчёркивает, что внимание наступательным действиям в руководстве РККА уделялось куда больше, чем оборонительным, что являлось одной из главных причин позднейшей катастрофы 1941г. [с. 274]. Также автором приводятся достаточно убедительные данные о недостаточной боевой подготовке Западного Особого военного округа, большом некомплекте по личному составу [с. 273]. Среди отягощающих общее положение факторов называется и неправильное расположение и неготовность укрепрайонов на новой границе 1939 года. Автором делается вывод: части РККА ЗапОВО не были готовы не только к обороне, но и к наступлению. Главная причина – незавершённость реорганизации войск. Указывается, что в БССР практически не было бомбоубежищ (даже для высшего руководства страны).

В целом следует отметить, что при написании 1-й главы была использована разнообразная литература (от советской 1960-х гг., до современной). Однако её объём далеко недостаточен. Так очень много материала было взято автором из книги «Краснознаменный Белорусский военный округ» [И. М. Третьяк, А. В. Дебалюк, Г. И. Арико 1973]. При этом использование архивов очень незначительно (есть данные из РГВА, НАРБ), много ссылок на сборник документов «Накануне: Западный особый военный округ (конец 1939 г. – 1941 г.)» [Адамушко В.И. 2007], использованы книги «Памяць» по отдельным районам). Как уже упоминалось выше – не использованы исследования польских историков.

Глава 2 носит название «Мероприятия по обеспечению жизнедеятельности и повышению боеготовности войск ЗОВО в 1939–1941 гг.». Здесь подробно говорится о строительстве укрепрайонов на новой границе и проблемах связанных с этим, о масштабном аэродромном строительстве, агитационной работе среди молодёжи (сдача норм ГТО, Ворошиловский стрелок и т.п.). Также подчёркивается наличие слабой сети дорог (особенно в Западной Беларуси) и большого количества неграмотных призывников в войсках. В значительно большем объёме был использован архивный материал (РГВА, Национальный архив РБ, далее – НАРБ, Российский государственный архив социально-политической истории, далее – РГАСПИ). В выводах справедливо отмечена незавершённость большинства оборонных мероприятий и неготовности в целом театра военных действий в Беларуси.

Глава 3 посвящена военно-политической обстановке в Беларуси накануне войны. Автором даётся её анализ на основе широкого использования документов из НАРБ, большинство из которых посвящено Западной Беларуси. При этом автором ставится цель переосмыслить ряд сложившихся советских стереотипов, таких как: «все как один встали на защиту» [с. 293]. Ряд из них существует до сих пор. Справедливо отмечается, что все социалистические преобразования осуществлялись при наличии большого количества войск РККА, пропаганды и репрессий. В целом замечено, что большинство населения Западной Беларуси позитивно отнеслось к вступлению РККА. Достаточно интересно описана ситуация в Западной Беларуси в 1939-41 гг. и проведение советских мероприятий (например, первые выборы в Верховный Совет СССР и БССР с нехарактерными для советской системы нюансами – в Августовском повете депутатом от одной их деревень выбрали священника, а в Белостокском повете агитацию за себя успешно проводила женщина) [с. 295]. Отмечается также, что вскоре население начало проявлять недовольство новой системой, что выражалось в срыве планов по трудовой и гужевой повинностям крестьянами; посылке анонимных писем с критикой Советского правительства за союз с Германией, назначение на все должности жителей восточных областей (даже сторожей и техничек в школах). Лишь мероприятия в медицине, образовании, перераспределении земли встречали почти полную поддержку населения. Также автором описывается депортация местного населения (четыре депортации населения из Зап. Беларуси, всего около 125 тыс. человек) [с. 296-297].

В выводах автор отмечает, что можно говорить о симптомах кризиса тоталитарной системы, приостановленных войной, начавшейся в 1941 г. [с. 301]. Однако для более объективного представления предвоенной обстановки не хватает материала по восточным областям БССР. В тексте отсутствует и упоминание о том, что старая граница сохранялась вплоть до 22.06.1941 г., перемещение населения было ограничено.

Второй раздел посвящён началу войны и носит название «Битва за Беларусь летом 1941 года» (авторы А.М. Литвин, И.Ю. Воронкова). Это, безусловно, главный раздел всей части, посвящённой событиям 1941 года в Беларуси. Он занимает 104 страницы текста. При написании авторами были использованы разнообразная литература и источники по данной тематике (классические воспоминания немецких командующих, советские воспоминания, исторические исследования – В. Анфилова, Д.Егорова, Р.Иринархов, И.Басюка, В.Бешанова, Е.Кулькова, М. Мягкова, О. Ржешевского, а также материалы книг «Памяць», фонды Белорусского Государственного музея истории ВОВ (далее – БГМИВОВ). Однако, среди использованных работ отсутствуют, например, труды А.Исаева. Также были использованы фонды архивов – ЦАМО (Центрально архива Министерства обороны РФ), Государственного архива РФ (ГАРФ), РГВА, НАРБ. Есть у авторов и ссылки на непереведённые немецкие работы и газету «Minsker Zeitung» за 1942год [Das Buch der 78. Sturmdivision 1942; Gartenschläger U. 2001]. Однако количество этих работ очень невелико. К сожалению, авторами не использовались немецкие архивные материалы (есть лишь одна ссылка на Федеральный военный архив Германии – BA-MA). Документов из Национального архива США – НАРА (NARA) нет вообще. А ведь именно там хранится большое количество немецких документов по 1941 году. В целом, большая часть раздела написана на воспоминаниях участников, а не на архивном материале.

Авторы выступают против ряда советских мифов:

1. превосходство Вермахта над РККА в численности войск и вооружения (приводятся данные – 678 тыс. чел. в РККА / 629,9 тыс. чел. Вермахт; 10296 / 12500 артиллерии и миномётов; 1539 / 1677 самолётов; 2189 / 810 танков и САУ, у Вермахта, почему то не учитывается 3-я ТГр);

2. устаревшая советская техника. В целом авторы верно отмечают неправомерность такого советского заключения. Однако следует отметить, что в данном случае авторы ссылаются на иллюстрированную энциклопедию, что, по меньшей мере, странно [Шунков В.Н. 1997].

Относительно описания подготовки Германии к войне, развёртывание её сил, плана «Барбаросса» авторы отмечают, что «нельзя не признать, что немецкий план был очень смелым и даже дерзким» [с. 306]. Главная причина побед на начальном этапе войны заключается, по мнению авторов, в профессионализме немцев, особенно их командного состава. Для примера приводятся биографии фельдмаршала фон Бока и генерала армии Д.Павлова. При этом биография фон Бока берётся из книги С. У Митчела-мл. Д. Мюллера, которая является не самым лучшим источником [с.310]. Биография Д.Павлова даётся по Советской военной энциклопедии 1978 годa изд. Что мешало воспользоваться архивными данными из ЦАМО – непонятно.

Начало описания боевых действий даётся без всякого вступления. С полуслова о приказе подготовленным Г.Жуковым. При этом не уточняется, что это была Директива № 1 [с. 311].

Очень большое внимание авторами было уделено столице республики в первые дни войны. Интересно что этот материал, практически полностью, написан на основе белорусских и российских архивов, музейных фондов. Здесь описаны события начала войны в Минске, действия руководства ЦК и СНК БССР, первые приказы в обкомы. Описаны также настроения и положение в штабе Западного фронта, попытки мобилизовать население и организации на строительство убежищ, ПВО и т.п. Авторы справедливо отмечают, что все действия ЦК были очень далёкими от реальности. Говоря о бомбёжках Минска в первые дни войны, авторы предпринимают попытку оценить потери среди мирного населения и приходят к выводу, что по приблизительным оценкам они равняются 1 тыс. человек. Также были выдвинуты предположения о количестве железнодорожных составов, отправленных из Минска в первые дни войны. Достаточно подробно описана эвакуация из столицы руководства республики. При этом отмечено, что партдокументы вывезли, а документы правительства (СНК), Верховного Совета, отдельных наркоматов остались в Минске и попали в руки к немцам. Немцам досталась также часть документов и личных дел штаба округа. Также авторы подчёркивают, что ни одно из 332 промышленных предприятий не было эвакуировано, как не были эвакуированы телефонные станции и радиоузлы. Заключённых Минской тюрьмы (ок. 1800 человек) эвакуировали пешком в направлении Могилёва, при этом около половины из них расстреляли по дороге [с. 328]. Всё это произошло в результате полной неорганизованности и бегства руководства республики. В то же время положение в Белостоке, Бресте, Гродно и действие в них партийных и советских властей обойдены вниманием.

Рассказ о положении в Минске заканчивается описанием боёв по взятию города подразделениями 20-й немецкой танковой дивизии. Это достаточно странно, так как после этого следует изложение хода войны, начиная с утра 22 июня. Причём в тексте это никак не выделено (логично было бы сделать это новым подразделом). Безусловно, присутствие огромного фрагмента текста, посвящённого Минску в центре текста о войне на территории Беларуси, несколько сбивает с толка читателя. Думается, вставка с боями за Минск была бы более уместна в последовательном и хронологическом изложении событий войны. К тому же на с. 332-333 полностью дублируется одно предложение, что является следствием недосмотра.

Итак, со страницы 337, без всякого логичного перехода, мы имеем, наконец, возможность начать чтение о начале боевых действий на Западном фронте. Изложение материала далее достаточно логично: ход боёв в полосе 4-й, 3-й и 10-й армии Западного фронта, оборона в районе Минска, на Днепре. Однако здесь использовано незначительное число архивных материалов.

4-я армия. Бои в полосе армии генерала Коробкова излагаются традиционно, начиная с событий в Брестской крепости. Эти бои описаны достаточно поверхностно, без дат. Странно, что авторы не пользовались работой Ростислава Алиева [Алиев Р. 2018], а судя по ссылкам, использовали лишь литературу советского периода и книгу Р.Иринархова «Западный Особый…». Относительно боёв 4-й армии, справедливо отмечено, что находясь в тяжёлой ситуации, армия не только вынуждена была отступать, но ещё и наносить контрудары по приказу штаба фронта. Всё это привело к тому, что к 25 июня армия была фактически разгромлена. Кстати сам Коробков и его штаб были сторонниками именно оборонительных боёв, однако, вынуждены были подчиняться. Следует отметить, что авторы часто используют литературные выражения, которые, думается, не совсем к месту в данной работе. Например, «линия армии рушилась как обветшалый забор» [с. 345], контрудар 14 МК 23.06 назван «сомнительным предприятием», и «закончился крупным провалом» [с. 342]. Ещё одним огромным минусом является отсутствие данных по частям Вермахта, противостоящим советской армии (их количество, вооружение).

3-я армия: бои в армии генерала Кузнецова описаны также в очень общих чертах. Есть и значительные неточности. Так, например, в рассказе о контрударе силами 29 тд полковника Студнева 22 июня его противниками называется 20 пд, а о 8-й пехотной дивизии вообще не упоминается; неправильно описана ситуация с артиллерией в 3 А; нет ничего о героической обороне 68 УРа. Абсолютно неправильно передана ситуация в полосе армии 23 июня. По словам авторов: «Весь следующий день вместе с соединениями 85-й и 27-й стрелковых дивизий они с боями отходили на новые рубежи юго-западнее и южнее Гродно, где и закрепились к вечеру. Немецкие части теснили их практически весь день, все глубже вклиниваясь в глубь советской территории». На самом деле в полосе 85-й сд вообще никакого давления немцев не было – после занятия Гродно они наступали силами одного полка только по северному берегу Немана в направлении местечка Скидель. На южном берегу полки 85-сд беспрепятственно отошли к деревне Свислочь, откуда через день вновь вернулись к Гродно, испытывая только воздушное противодействие противника. В Гродно и военном городке Фолюш всё это время вели бои подразделения 29-й танковой дивизии. Вплоть до 25 июня бои шли только на окраинах самого Гродно. В целом следует отметить, что развитие событий в 3 А авторы неправильно себе представляют. Положительным моментом является то, что авторы заявили об отсутствии танков во всей немецкой 9 А, признав тем самым, ошибочность их многократного упоминания в мемуарах и воспоминаниях советского периода.

10-я армия: описание боёв в полосе армии основано, в значительной мере не воспоминаниях генерала И.Болдина, архивные материалы – отсутствуют. Авторы отмечают неудачную дислокацию войск и авиации в Белостокском выступе. Также отмечается отсутствие танков в 4-й немецкой армии генерала Клюге. Причины неудач генерала Голубева заключаются, по мнению авторов, в неготовности к вторжению и неумению комсостава РККА распоряжаться войсками [с. 348]. Уделено внимание контрудару конно-механизированной группы Болдина. В целом здесь правильно отмечается, что приказ об организации этой группы и её действиях, отданный штабом фронта, невозможно было исполнить, т.к. части после 22.06 уже невозможно было собрать там, где планировалось. Тем не менее, в книге отмечено, что действия группы Болдина всё же имели определённое положительное значение, т.к. задержали наступление правого фланга 9 А и дали возможность выйти из окружения некоторым советским частям [с. 357]. Однако, думается, что растрата 1,5 тысяч танков и большого количества войск для остановки наступления нескольких немецких пехотных дивизий – слишком дорогая цена.

Неоправданным авторы считают и выдвижение к Лиде 21-го СК. Его войска погибли, но не смогли оказать заметного влияние на ход боевых действий. В целом авторы стоят на позиции осуждения «самоубийственных контрударов» 1941 года – неорганизованных, без поддержки пехоты, артиллерии и авиации. Нельзя не согласиться с их выводами о том, что причинами разгрома бронетанковых войск Западного фронта в ходе приграничного сражения были отнюдь не количественное и качественное превосходство немецкой техники, а безграмотные и, по существу, бездарные действия командного состава РККА, что во многом признавали и сами советские командиры.

В изложении боёв за Минск авторы указываю, что они были обречены на неудачу ещё до их начала. Приказ Ставки от 26 июня на отвод войск к Слуцкому и Минскому укрепрайонам безнадёжно устарел. Все резервы (21 СК) уже были растрачены, а имевшиеся войска (44 и 2 СК) не могли организовать сплошную оборону. Тем не менее, 100-я дивизия генерала Руссиянова продемонстрировала хорошие навыки оборонных боёв против бронетехники.

В разговоре о виновности генерала армии Д.Павлова авторы абсолютно точно отметили, что многие его действия и решения координировались Ставкой и её представителями (маршалы Советского Союза Б.М. Шапошников, К.Е. Ворошилов, и Г.Н. Кулик) и «арест и расстрел Павлова был вызван лихорадочными попытками со стороны руководства страны найти «крайнего», спихнуть на него всю ответственность и таким образом скрыть подлинные причины и подлинных виновников леденящего кровь поражения 1941 г…».

В разговоре о боях на Днепре главной ошибкой авторы считают организацию контрудара 5 и 7 МК, который «не только потерпел полное фиаско, но и оставил войска фронта практически без танков».

Более удачная оборона Могилева объяснялась заблаговременной подготовкой укреплённого района (с привлечением населения), использования народного ополчения и свежих войск. Именно поэтому удалось, удерживая город до последней возможности (части генерала Романова, 172 сд), надолго сковать крупную группировку противника и нанести ей чувствительные потери.

Действия на южном фланге в июле – августе 1941 года привели к определённым успехам, однако также закончились поражением. Авторы говорят об удачном на начальном этапе наступлении 63 СК генерала Петровского на Жлобин и Рогачёв и последующей гибели корпуса из-за несвоевременного приказа на отступление, фактическом провале кавалерийского рейда генерала Городовикова, трагической гибели 13 А в результате необдуманного наступления на Кричев. К сожалению, материал написан без использования архивов (присутствуют лишь две ссылки на ЦАМО и две на НАРБ). Всё излагается на основе немецких и советских мемуаров и книг В.Анфилова и Р. Иринархова.

В завершение разговора о боях 1941 года авторы приводят главные причины поражения РККА:

— тезис о внезапности нападения ставится авторами под сомнение («после тщательного анализа всех фактов становится ясным, что эта версия не вполне соответствует действительности»);

— вина правительства;

— пороки советской системы в армии, качественно РККА очень сильно уступала Вермахту;

— некомпетентность и безграмотность советского генералитета;

— безынициативность советского командования, слабость управления войсками штабами и Ставкой.

Авторы заявляют, что в численном, и в техническом отношении РККА не только не уступала Вермахту, но по ряду показателей и значительно превосходила его. Здесь мы видим явный отход от советских взглядов на войну и признание объективных фактов. В целом следует признать, что описание начала войны и оборонительной операции РККА в Беларуси авторами выполнено достаточно критично, с попыткой переосмысления и отхода от ряда советских мифов. Тем не менее, встречаются и обидные упущения и оплошности.

Раздел 3 «Оккупация и начало антифашистского сопротивления» был написан В.И. Кузьменко и И.Ю. Воронковой. В целом можно отметить, что тенденция к описанию событий «в общих чертах», без привлечения немецких архивных источников характерна и этому разделу. Авторы использовали лишь одну немецкоязычную работу [Gerlach Ch. 1999] и, в большём объёме, материалы НАРБ, БГМИВОВ, материалы экспедиции А.М. Литвина (2003 г.), советские и современные отечественные исследования.

Раздел посвящён описанию немецких планов относительно Беларуси, проведению территориально-административного раздела республики, созданию местного управления, политики геноцида и зарождению партизанского движения. К сожалению, авторами был обойдён вопрос о немецких оккупационных войсках, дислоцировавшихся на оккупированной территории Беларуси (состав гарнизонов в белорусских городах, их функции, вооружение). Приведены лишь общие цифры (до 160 тыс. чел.) и названы несколько охранных дивизий. Нет данных и по коллаборационистским формированиям. Вместе с тем, большое внимание было уделено проведению карательной операции «Припятские болота», для чего использованы материалы экспедиции А.М.Литвина. К сожалению, это единственный пример полевых исследований, опроса местного населения, проведённый нашими историками во всём материале, касающемся Беларуси в этой книге.

Положение военнопленных описано на примере лагеря № 352 и лагеря в Бобруйской крепости. Кстати, авторы, почему-то называют шталаг № 352 лагерем, как и «концлагерь на территории Бобруйской крепости». На самом деле – это неточности в терминологии. На территории Бобруйска в 1941 году было два дулага № 131 и 314 (дулаг – с нем. «пересыльный лагерь для военнопленных», а шталаг – это «основной лагерь»). В тексте эти термины не встречаются вовсе. Вообще не приводится ни числа немецких лагерей, ни их задач, ни классификации.

Уделено внимание холокосту на территории Беларуси, который, по словам авторов, начался с лета 1941 года. Прообразом первого гетто стал лагерь в Гайновке, созданный немцами в июле 1941 г. Авторы описывают также Минское гетто и уничтожение местных евреев. Также среди направлений немецкой политики по отношению к населению упомянуты уничтожения больных психиатрических лечебниц (Хорощ, Новинки, Червень).

Очень немного внимания уделено белорусской коллаборации. Здесь не названы ни организации, ни фамилии, ни цели. Авторы делают лишь вывод о том, что «коллаборационистам довелось стать всего лишь прислужниками гитлеровцев. В том числе и в совершаемых массовых преступлениях. Верхушка коллаборации конкретно своими руками не убивала и не жгла. Однако благословляла коллаборационистских исполнителей среднего и низового уровня на убийства, истребление неугодных, политических противников» [с. 424]. Экономическая оккупационная политика описана также общими словами, без цифр и т.п. Чуть больше внимания уделено Беловежской пуще и планам немцев на эти лесные массивы.

Зарождение партизанского движения описано на примере округа «Белосток». Использован материал книг «Памяць» по районам Брестской и Гродненской областей. Описаны также отряды на территории Пинской и Гомельской областей, Минское подполье. При этом подполью Минска уделено много внимания, использован материал из музея ВОВ (целая страница текста посвящена рассказу о поисках негативов и фотографий казней подпольщиков в городе). В выводах авторы отмечают, что в советский период долгое время деятельность минских подпольщиков очернялась и принижалась.

Раздел 4 «Война и белорусское общество» рассказывает о влиянии войны на различных представителей общества. Выбор, правда, был сделан, опять, в пользу Минска (здесь вновь начало войны в Минске, генерал Д.Павлов, открытие Комсомольского водохранилища, первые бомбёжки и беженцы, мобилизация, отсутствие властей, хаос и грабежи в городе). И опять, же практически нет примеров из других городов Беларуси (за исключением начала организации батальонов народного ополчения в Гомеле, Могилёве). Также описаны действия белорусских журналистов, писателей и поэтов после начала войны, действия крестьян по организации эвакуации техники и зерна, уничтожению зерновых (здесь, правда, заметна явная однобокость, т.к. коллективизация Западной Беларуси проведена ещё не была и настроения среди крестьянства были иными).

Авторами приводятся документы, свидетельствующие о неоднозначности ситуации в первые военные дни (растерянность, хаос, бесхозяйственность, паникёрство и бегство партийных и советских властей), а также о репрессивной политике, проводимой органами НКВД и военными властями.

Политика немецких оккупационных властей относительно местного населения описана на основании документов НАРБ (обязательная работа для рабочих, переход к индивидуальному хозяйствованию для крестьян и сохранение некоторой части колхозов в виде государственных имений). Вызывает удивление, что данный материал не помещён в предыдущий раздел. Большим упущением является и то, что авторы не используют одну из важнейших работ по тематике немецкой оккупационной политике под авторством Бергарда Кияри [К’яры Б. 2005].

Раздел 5 носит название «1941 год в памяти поколений». Раздел посвящён сохранению памяти о самых знаковых местах, и людях, связанных с боями 1941 года (Брестской крепости, пограничниках, Буйничском поле, «Линия Сталина», И.Флёрове, Д.Карбышеве, Н.Гастелло, Шмырёве и т.д.). Всего в Беларуси, по словам автора, около 8,5 тыс. памятных мест, братских могил и памятников.

Значительная часть из них посвящена 1941 году – памятники, марки, музеи и т.п. Здесь же приводится некоторая литература по тематике ВОВ (например, весь список изданных книг «Памяць», список работ, исследований, диссертаций, посвящённых борьбе молодёжи Беларуси в ВОВ за советский период). Критерий подборки приведённой литературы достаточно странный. Было бы намного логичнее привести здесь постсоветские исследования, посвящённые войне.

Подводя итог можно отметить, что в приведённых в Первом томе материалах по началу войны на территории Беларуси авторский коллектив подготовил ряд очерков по заданным темам. Однако, следует отметить, что написаны они очень неравнозначно. Для большинства из них характерно отсутствие архивных материалов, устной истории, использования наработок польской, немецкой исторических наук. Бросается в глаза перегиб в использовании материала по истории Минска (который, кстати, написан очень хорошо), при полном игнорировании остальных областных центров. Можно поставить под сомнение необходимость последних двух разделов. Этот объём мог быть отдан для научного и глубокого изучения проблематики хода боевых действий или немецкой оккупационной политики.

1941 год. Страна в огне. Книга 2. Документы и материалы.

Вторая часть первой книги (часть также называется «Белоруссия») состоит из документов, посвящённых начальному периоду войны. Ответственным редактором являлся д.и.н. А.М.Литвин.

Документы опубликованы по разделам. В Части 2 содержатся все документы, касающиеся ЗапОВО и событий на Западном фронте на территории современной Беларуси. Следует отметить, что много документов уже публиковались ранее в сборниках, посвящённых ВОВ (например, многие документы использованы из сборника «Накануне…»). Однако есть в данном разделе и предвоенные документы из НАРБ, ЦАМО, которые были опубликованы впервые. Документы, посвящённые боям лета 1941 года на Западном фронте, также, большей частью, не новы. Очень много взято из сборника «На земле Беларуси: канун и начало войны…» [Абатуров 2006], «Беларусь в первые месяцы Великой Отечественной войны…» [Беларусь… 2006]. Тем не менее, нужно отметить, что в разделе есть и интересные, впервые опубликованные документы. Это документы из РГВА, ЦАМО, РГАСПИ и, даже, из Bundesarchiv-Militaerarchiv (ВА-МА) – сводка из 12-й тд, 19-й тд, 57 МК. Также в данном разделе содержатся и документы о начале партизанского движения.

В целом подборка документов представляет определённый интерес для исследователя. Здесь присутствует много нового материала. Особый интересные представляют собой немецкие документы дивизионного уровня, документы ЦАМО по организации обороны на Западном фронте.

Страна в огне. Коренной перелом. 1942–1943. Том второй. Книга 1. Очерки

Часть вторая Тома второго традиционно посвящена ходу войны в Беларуси. Она носит название «Беларусь» (видимо, авторы учли свою оплошность, допущенную при издании первого тома). Ответственным редактором является д.и.н. А.М. Литвин. Авторский коллектив, работавший над текстами состоит из Я.П. Безлепкина, И.Ю. Воронковой, А.А. Ковалени, А.А. Криворота, А.В. Кузнецовой-Тимоновой, С.Е. Новикова и А.М.Литвина.

Хронологически рассматривается период 1942-1943 гг. Во введении отмечается использование авторами немецких архивов. Новизна, по мнению авторов, состоит в комплексном исследовании военных, социально-политических, экономические процессов в Беларуси в 1942–1943 гг.

В Главе 1 «Ужесточение нацистского оккупационного режима на территории Беларуси» (автор С.Е. Новиков) автором было использовано достаточно большое количество немецкоязычной литературы и архивных материалов (в т.ч. Bundesarchiv-Militärarchiv (BA-MA). Весь этот материал касается вопроса оккупационной политики немецких властей на территории Беларуси, Этот момент в выгодном свете отличает данный раздел от соответствующих в Томе 1. Достаточно подробно описана экономическая политика немцев в белорусской деревне в 1943г., рассмотрено большое значение восточно-белорусских территорий в обеспечении ГА «Центр», анализируется и вопрос о состоянии промышленности в оккупационный период. Например, приводятся данные о том, что на начало 1943 г. в генеральном округе «Беларусь» было 262 предприятия с общей численностью 9925 рабочих, что в четыре раза больше количества предприятий (60), которое насчитывала белорусская советская историография [с. 383]. Описано и использование населения на работах, вывоз рабочей силы из Беларуси, использование на работах детского труда и т.д. Здесь же проведён анализ немецких оккупационных сил на оккупированной территории Беларуси.

На основе немецких источников описана процедура уничтожения гетто и расправы над местным еврейским населением (уделено внимание и лагерю смерти «Тростенец»). В тексте об отношении к военнопленным приведена правильная немецкая классификация лагерей. В качестве небольших недочётов можно назвать ошибочное наименование автором лагеря для военнопленный Колбасино (в тесте «Килбазино») [с. 404-405]. В целом же, автор абсолютно справедливо признает, что исследованы лишь некоторые аспекты истории военнопленных на территории Беларуси: «В современной отечественной историографии пока отсутствуют специальные исследования о судьбе советских военнопленных, основой которых являлись бы отечественные и зарубежные документальные источники, а методом их анализа была бы источниковедческая и историографическая компаративистика» [с.416].

Рассматривая террор против мирного населения, автор приводит большую сводную таблицу по карательным операциям на территории Беларуси, в тексте приводится описание некоторых из них.

Достаточно подробно рассмотрена немецкая политика по отношению к белорусской молодёжи, чему посвящена отдельная глава (автор А.А. Коваленя). Рассмотрены, особенно подробно, создание Союза белорусской молодёжи (СБМ), а также Союза татарской молодежи (СТМ) в Алитусе, Союза Русской молодёжи (в Борисове). Здесь отмечается, что данное направление в немецкой политике начало проводиться слишком поздно, когда коренным образом изменилось положение на фронтах, что привело к росту партизанского движения. К тому же репрессивная политика немецких властей по отношению к мирному населению также не способствовала успеху в реализации политики по отношению к молодёжи. Автором были использованы фонды НАРБ, а также различная литература (в том числе советского периода) и интернет источники. Эмигрантская литература использована не была.

Глава, посвящённая развитию антифашистской борьбы (автор А.А. Коваленя), в значительной мере, написана на основе работ советского периода и использовании материалов НАРБ и РГАСПИ. К сожалению, отсутствуют немецкие источники, материалы ЦАМО. Автором рассмотрен вопрос роста партизанских формирований за счёт местного населения и перехода на их сторону коллаборацинистских формирований. Численность партизан приводится на основе НАРБ (на май 1943 г. 548 отрядов и 75670 чел.) и сборника [Л. В. Аржаева и др. 1984]: ноябрь 1943г. – 122 тыс. человек. Описано также развитие партизанского движения, изменения в его организации и составе (полки, бригады, зоны), деятельность, координируемая ЦШПБ и БШПД. Отдельно рассмотрено комсомольское подполье. Также анализируются направления действий партизан. К сожалению, автором вообще не рассматривается деятельность Армии Крайовой (АК), не упомянуты и еврейские партизанские отряды (отряд Шолома Зорина, отряд братьев Бельских и т.д.). Безусловно, это делает описание партизанской борьбы очень однобоким.

Отдельная глава посвящена боевой и диверсионной деятельности подпольщиков (авторы А.М. Литвин, Я.П. Безлепкин). В тексте очень мало глубоких архивных исследований. Так относительно диверсии в Осиповичах группы Крыловича просто переписывается, без всякого анализа, информация из книги «Памяць». При этом авторы не задумываясь повторяют появившиеся ещё в советское время ошибки (например, уничтоженные немецкие танки «Тигр» и мифические Л-10), хотя в самой радиограмме после диверсии было заявлено просто о «нескольких танках», а громкие названия появились позднее. В отдельной главе «Словом правды» (автор А.А.Коваленя) описывается подпольная и партизанская идейно-политическая и агитационно-пропагандистская работа среди населения (издание газет и листовок). В данном случае, думается, название главы не совсем соответствует объективной действительности времён войны.

Глава «Белорусы и уроженцы Беларуси на фронтах Великой Отечественной войны» (авторы А.М. Литвин, А.В. Кузнецова-Тимонова) повествует о наиболее известных уроженцах республики, сражавшихся в ВОВ в период 1942-43гг. При этом ставится задача «систематизации имеющихся в историографии сведений о белорусах и уроженцах Беларуси, уточнение деталей фронтовых биографий тех, кто особо отличился, в том числе тех, кто в послевоенные годы стали известными в стране людьми» [с. 644]. В частности, здесь приводятся краткие биографии генерала А.Антонова, В.Соколовского, В.Маргелова, братьев Лизюковых, дочерей В.И.Коржа, и др. При этом был использован или материал из книг советского периода, или книг «Памяць», или же исследования Б.Д.Долготовича [Долготович Б.Д. 2006]. Многое взято из сети Интернет. Архивными данными биографии не дополнены. Далее описываются уроженцы Беларуси, действующие на отдельных фронтах и операциях 1942-1943 гг. При этом есть только две ссылки на ЦАМО, и одна на БГМИВОВ. Таким образом, можно говорить о некоторой систематизации материала по заявленной проблематике, но отнюдь не уточнению фронтовых биографий.

Глава «Белорусы в советской тылу» (написана И.Ю. Воронковой) напротив, написана на основе архивных материалов (НАРБ, архив Института истории НАНБ, БГМИВОВ). Автор рассказывает об эвакуации населения из Беларуси, работе белорусов и отдельных представителей народа в эвакуации. Описаны как работа по помощи эвакуированному населению, так и проблемы и трудности в этом вопросе, связанные чаще всего с нежеланием разбираться в каждом конкретном случае местных и партийных властей. Отдельно рассмотрена эвакуация промышленности, учебных и научных учреждений (в т.ч. АН БССР), театральных и музыкальных коллективов.

В целом, Второму тому, характерны те же ошибки, которые были сделаны при подготовке и написанию очерков для книги «1941 год». Отдельные главы носят характер студенческих дипломных работ. Очень мало авторами было использовано немецкой литературы и исследований, а также литературы, изданной белорусской эмиграцией. В выгодном свете отличается глава, написанная кандидатом исторических наук, доцентом, заведующим кафедрой истории мировой культуры и туризма Минского государственного лингвистического университета С.Е.Новиковым.

Страна в огне. Коренной перелом 1942–1943. Том второй. Книга вторая. Документы и материалы

Беларуси посвящёна вторая часть Тома 2. Здесь собраны документы в соответствии с периодом и тематикой, рассмотренных в Книге 1. Так, раздел 1 посвящен немецкому режиму на территории Беларуси. Несколько документов посвящены трагедии в Хатыни. При этом были использованы несколько документов из НАРБ. Большинство же документов были опубликованы ранее и взяты из сборников [Адамушко В.И. 2003; Преступления… 1965; Трагедия белорусских деревень 2011; Хатынь 2009].

Раздел 2 посвящён партизанскому и подпольному движению. Здесь использованы документы из ЦАМО, РГАСПИ, НАРБ. Кроме того, достаточно много документов взято из книги [Всенародное партизанское движение… 1973].

В разделе 3, посвящённом белорусам приведены наградные листы на особо отличившихся, по мнению авторов-составителей, воинов-белорусов. Чаще всего, это люди, боевая биография которых была приведена в соответствующем разделе Тома Второго, Книги 1.

Страна в огне. Освобождение 1944–1945. Том третий. Книга первая. Очерки

Глава 1. Партизанский фронт (А. М. Литвин) посвящена дальнейшему развитию партизанского движения на территории Беларуси в указанный период. Материал главы написан с использованием только материалов НАРБ. Лишь одна ссылка даётся на ЦАМО и одна ссылка на BA-MA. Также, практически не использована немецкоязычная литература (в главе лишь две ссылки на книгу Х. Герлаха [Gerlach 1999] и одна ссылка на работу Д. Поля [Pohl 2012]. Здесь приводится описание наиболее значимых антипартизанских операций, проведённых немцами на территории Беларуси в 1944 году, новый этап в деятельности партизанских сил (координация с действиями на фронте и во время операции «Багратион»).

Глава 2 носит название «Белорусы и уроженцы Беларуси в крупнейших сражениях завершающего периода Великой Отечественной войны» (автор А. А. Криворот). В главе повествуется о наступательных операциях Советской армии зимой-весной 1944 года (Витебская операция, наступление на богушовском направлении, оршанском направлении, наступление в Полесье). Название главы довольно спорное, т.к. фактически в ней рассказывается о боевых операциях, а не об участии именно белорусов в них. При описании данных наступательных операций автор явно не ставил цель рассказать что-то новое, использовать ранее не публиковавшиеся архивные документы. К сожалению, вся работа свелась лишь к обработке исторических исследований советского и белорусского периодов, да и то, использовано было далеко не всё. Большая часть главы написана на основе книг «Великая Отечественная война – день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной армии)» [Великая Отечественная война 2010], книгам «Памяць» и достаточно устаревшей работе И.В.Тимоховича [Тимохович 1994]! Лишь одна ссылка даётся на ЦАМО. Как, например, можно было не использовать прекрасную работу А.Исаева [Исаев 2014] вообще непонятно. А ведь в ней анализируются, причём с использованием немецких архивов, как раз неудачные наступательные операции Красной армии зимы 1943-1944 гг. в Беларуси. Обойдена вниманием автора и одна из лучших советских работ по второму этапу операции – монография Е.П. Елисеева [Елисеев 1971]. Естественно, нет здесь и ссылок на немецкие документы из Национального архива США (NARA).

Автор позволяет себе допускать наивные ошибки. Например, несколько раз в тексте упомянуты САУ «Фердинанд» [с. 393, 399], хотя после Курской битвы они были выведены на переформирование и на советско-германском фронте использовались лишь под Никополем и Днепропетровском, а отнюдь не в ГА «Центр».

Описанию операции «Багратион» – важнейшей операции 1944 года на территории Беларуси, автором посвящено всего лишь 16 страниц (кстати, всем операциям на белорусском направлении в 1944 г. выделено лишь 46 страниц). Безусловно, это очень мало. Авторы-составители и редакторы к 2017 году (год выхода Третьего тома) явно пересмотрели концепцию самого издания, ставившего первоначальные цели привести новый, национальный-белорусский взгляд на события истории ВОВ. Раздел по операции «Багратион» вообще не содержит ссылок на архивы. Здесь отсутствуют ссылки и на немецкие исследования. Вооружение и количество войск обеих сторон приводится без всякого анализа и описания (по типам техники, распределения между частями и т.п.).

Вообще отсутствуют данные по действиям ГА «Центр» в самой операции. Всё это приводит к тому, что изложение крайне поверхностно. Второй этап операции занял у автора лишь 4 страницы. Безусловно, здесь отсутствует описание трудностей, с которыми столкнулись советские войска при форсировании Немана в районе Гродно и Свислочи на Белостокском направлении, а ведь наступление затормозилось более чем на неделю, введение в бой многочисленных немецких резервов, укрепивших фронт и многое другое.

Следующие три главы, хоть и написаны отечественными историками, непосредственного отношения именно к Беларуси не имеют. Это глава, посвящённая белорусам в боях за освобождение советских Карелии и Прибалтики (авторы Я.П. Безлепкин, И.Ю. Воронкова), глава о ратном подвиге белорусов в ходе Освободительной миссии Красной армии в Восточной и Западной Европе (автор Я.П. Безлепкин) и глава об освобождении Правобережной Украины и стран Юго-Восточной Европы (автор А.А. Криворот). Все эти главы занимают 150 страниц, написаны на основе литературы, интернет-источников (есть ссылки на портал Память народа) и без использования архивных материалов. Думается, можно было бы вместо них сделать одну хорошую главу исследовательского характера по боевым действиям на территории Беларуси в 1943-1944 гг.

Глава о восстановлении экономики, социальной и культурной сферы БССР (1944–1945 гг.) (автор И.Ю. Воронкова) написана практически полностью на материалах архивов.

При использовании закрытых архивов КГБ, РГВА написана глава о борьбе с националистическим подпольем и политическим бандитизмом на территории Беларуси (январь 1944 — декабрь 1945 гг.) (автор А.М. Литвин). Здесь приводятся данные по деятельности и организации отрядов ОУН-УПА на территории Беларуси, АК, Управлению внутренних войск НКВД СССР Белорусского военного округа и др. Все украинские и польские отряды характеризуются автором как «бандитские формирования». Приводится ряд документов, характеризующих деятельность отрядов УПА и АК. К сожалению, автор не использовал материалы польских и украинских архивов.

В целом, Третий том исследования приносит наибольшие разочарования. Если события партизанского движения ещё нашли относительно подробное описание, то события на фронте являются отписками, не дающими ничего нового для отечественной исторической науки. Их объём же – вообще смешной. Можно вести речь о фактическом отсутствии исследования боёв по освобождению Беларуси.

Страна в огне. Освобождение 1944–1945. Том третий. Книга вторая.

Комплекс документов, посвящённых боям на территории Беларуси в 1944 году составлен группой белорусских историков под редакцией А.М.Литвина. Значительная часть документов, содержащихся здесь, перепечатана из книг «Памяць». При этом лишь 7 документов посвящены боевым действиям на территории Беларуси, остальные же – боевым действиям на территории Украины.

Большинство документов, посвящённых партизанской и подпольной борьбе, немецким антипартизанским операциям взято из НАРБ. Документы достаточно интересные и, большей частью, новые. Интересен и комплекс документов, посвящённый борьбе с националистическим подпольем (ОУН-УПА, АК). Приводятся документы из НАРБ (отчёты и донесения из партизанских отрядов о столкновении с отрядами УПА), РГВА, архив МВБ РБ, областных архивов Гродно и Бреста. Данные документы, безусловно, представляют определённый интерес для исследователя.

Трёхтомная коллективная работа «Страна в огне» является очередным объёмным изданием, посвящённым ВОВ. К сожалению, следует констатировать, что книга не стала прорывом в отечественной исторической науке. Разделы, написанные белорусскими историками, не всегда новаторские и не несут новых открытий. Многие из них написаны на недостаточном научном уровне, имеют фактологические неточности и ошибки. Три книги, содержащие документы по истории ВОВ, можно назвать достаточно интересными для исследователя. В них можно найти новый материал из отечественных и российских архивов. К сожалению, в целом в сборнике недостаточно использованы архивы Германии и полностью отсутствую ссылки на архивы Польши, Украины и США.

(Visited 57 times, 30 visits today)

Последнее изменение: 18.10.2020
закрыть