Человеческий материал. Зачем немцы угоняли в Германию тысячи белорусских детей?

16:25 Статьи

1943 год вошел в историю Великой Отечественной войны как год коренного перелома и освобождения большей части оккупированной территории Советского Союза от захватчиков. Понимая, что военная инициатива перешла в руки противника, нацистское руководство Германии ужесточило «войну» за рабочие руки среди местных жителей, в том числе и на территории Республики Беларусь. 

Набором рабочей силы в Беларуси, помимо профильного ведомства  под руководством Ф. Заукеля, занимались также немецкая оккупационная администрация, коллаборационисты и даже части вермахта.  Тем не менее, несмотря на немалое количество ведомств, занимающихся набором рекрутов, в Беларуси остро ощущался недостаток квалифицированных работников. Так, по данным авторов трёхтомника «Страна в огне», к концу 1943 г. дефицит составлял порядка 24 тыс. чел. 

Фриц Заукель

Нормативным актом, регламентирующим поставку и использование людских ресурсов на территории республики, являлось «Распоряжение о введении трудовой повинности и привлечении к работе местного населения в области оперативных боевых действий» от 6 февраля 1943 г. Документ обязывал работодателей сообщать бирже сведения о рабочих, не занятых по специальности. Подобного рода информацию работодатель обязан был представлять также и в отношении неженатых рабочих, т. к. их было проще использовать за границами проживания, а на освободившееся место рекомендовалось назначать частично работоспособных граждан. Рабочая неделя устанавливалась в 54 часа, документ предполагал возможность использования рабочей силы на сверхурочных, ночных работах, работы в праздничные и выходные дни. 

На востоке республики использование местной рабочей силы приобрело наибольший масштаб в связи с отступлением вермахта и возведением т.н. «восточного вала». Осенью 1943 г. использование местной рабочей силы стало практически всеобщим. Если в апреле 1942 г. к выполнению хозяйственных работ оккупанты привлекали каждого пятого жителя Гомеля, то в октябре 1943 г. – каждого третьего. Чем тяжелее было положение германских войск на фронте, тем хуже жилось белорусам. Так, в конце 1943 – начале 1944 гг. германское руководство потребовало тотального «использования рабочей силы без учёта возраста и половых различий» для проведения работ в прифронтовой полосе. Например, для создания полевых укреплений на линии обороны 3-й танковой армии, которая дислоцировалась в районе Витебска, привлекались все без исключения мужчины и женщины, в том числе пожилого возраста, беременные женщины, больные с тяжёлым недугом, слепые, сердечники и др. Важнейшей задачей, которую ставили германцы перед эксплуатируемыми жителями Беларуси на заключительном этапе оккупации, было строительство полевых оборонительных укреплений на «линии пантер». Жителей принудительно собирали в рабочие колонны и направляли на участки, где они в отдалении от своих деревень находились в трудовых лагерях до окончания необходимых работ. Из-за нехватки рабочей силы и несвоевременности подготовки полевых укреплений командующий группы армий «Центр» генерал-фельдмаршал Буш 10 мая 1944 г. издал приказ о привлечении к принудительным работам детей в возрасте старше 10 лет. 

Вербовались для принудительных работ не только городские, но и сельские жители. Они стояли перед выбором: либо оставить свои дома в деревне и найти себе и своей семье защиту среди партизан, либо оказаться  вывезенными на принудительные работы в Германию. Оккупантам удавалось использовать разные методы: среди них насилие или устрашение для того, чтобы регулярно поставлять в рейх рабочую силу с территории округов. Однако, как утверждают авторы упомянутого выше научного труда «Страна в огне», доля таких была незначительной по сравнению с теми, кто привлекался к выполнению работ на местах. 

С осени 1943 г. возникли острые проблемы в осуществлении планов вербовки и депортации местного населения в рейх. Одной из причин ограничения отправки явились неотложные задачи, решение которых вынуждено было срочно решать военное командование в связи с резким изменением ситуации на восточном фронте, где в ходе начавшегося отступления вермахта на первый план выдвигались задачи по строительству линий укреплений. В этом случае отправка в рейх местной рабочей силы была возможна только после выполнения заданий по возведению укреплений. 

Вместе со строительством линии укреплений и боевых позиций одной из главных задач для военного командования было обеспечение беспрерывного движения железнодорожного транспорта. Все военные хозяйственные службы, в первую очередь строительные, в конце лета и в начале осени 1943 г. были озабочены постоянным восстановлением железнодорожных путей. Магистрали и другие коммуникации регулярно подвергались атакам  партизан в период масштабной «рельсовой войны». В этой связи перед частями военно-строительной организации, где широко использовался труд советских военнопленных, остро встал  вопрос привлечения дополнительной рабочей силы. Её набор проводился из местного трудоспособного населения, формируя, таким образом, постоянно действующие рабочие подразделения. При отступлении их перебрасывали дальше на запад. Советская сторона препятствовала этому. Благодаря решительным действиям партизан удалось помешать вывозу в рейх почти 80 тыс. граждан из восточной части Беларуси. 

Привлечённое к работам в прифронтовой полосе мирное население делилось на две группы: из одной формировались рабочие батальоны, которые находились на казарменном положении, а во вторую входили жители, которые оставались в деревнях, но привлекались для выполнения разных сельскохозяйственных работ. 

Следует учитывать и тот факт, что с конца 1943 г. в штатной структуре каждой полевой дивизии вермахта были созданы специальные отделы по организации работы гражданского населения (Zivilarbeitsdienstabteilung — ZADA). Они отвечали за обеспечение рабочей силой строительства боевых позиций, ремонт и сооружение дорог и мостов, валку леса, проведение торфозаготовок и других коллективных работ. В соответствии с армейскими распоряжениями, минимальная квота  для каждой дивизии должна была составлять не менее тысячи рабочих рук, как мужчин, так и женщин в возрасте от 14 до 65 лет.

Тяготы и лишения депортации пережило не только взрослое население. Десятки тысяч  детей и подростков также оказались в фокусе мероприятий по эвакуации командования группы армий «Центр» весной и летом 1944 г.  В апреле-мае командование 9-й полевой армии придерживалось идеи о депортации в рейх от 30 до 50 тысяч юных белорусов с территории Могилёвской и Полесской областей. С этой целью была проведена  специальная акция по выявлению  детей, родителей которых при этом можно было максимально полно эксплуатировать для военных нужд. Однако начавшееся летнее наступление Красной армии в Беларуси стало главной причиной того, что с юго-восточных районов Беларуси было депортировано в рейх лишь от 2,5 до 4,5 тыс. малышей и подростков.    

Таким образом, осуществляя на практике целый комплекс организационных мер, нацеленных прежде всего на продовольственное обеспечение воинских частей вермахта из ресурсов захваченной страны и максимально полное использование её экономического потенциала в интересах рейха, германские хозяйственные службы, военная и гражданская администрации широко привлекали для этих целей местный «человеческий материал» как на оккупированной территории Беларуси, так и за ее пределами.

Но как видим, мечтам белорусских националистов о свободной и «независимой», цветущей Беларуси с помощью немецких оккупационных сил, не суждено было сбыться. 

(Visited 159 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 29.10.2020
закрыть