Оккупация или свобода

11:10 Статьи

За какую идею Булак-Балахович убивал мирных жителей Белоруссии тысячами и кто его на самом деле поддерживал? Реалии и мифы о БССР.

Миф четвёртый: Белорусские национальные элиты готовы были воевать против большевиков

(материал Максима Осипова, опубликован на сайте WWW.SB.BY «Беларусь сегодня», 11 сентября 2018 г.)

Сегодня — наша очередная беседа с известным белорусским историком, председателем Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по образованию, культуре и науке, членом–корреспондентом Национальной академии наук, доктором исторических наук, профессором Игорем МАРЗАЛЮКОМ.

— Игорь Александрович, в современном политико–историческом экскурсе нередко можно встретить утверждение, что признание БССР нашей национальной элитой было натянутым, восторги Антона Луцкевича по этому поводу, о которых вы говорили в прошлый раз, — скорее сиюминутная эмоция. А в целом белорусы были готовы с большевиками воевать. Или, по крайней мере, не готовы были воевать за независимость Беларуси на стороне большевиков…

— Да, и это еще один распространенный миф. Хотя примеры тому, в самом деле, встречаются: Слуцкое восстание и поход Станислава Булак–Балаховича.

Но, во–первых, Слуцкое восстание — единственное, что можно хоть как–то привязать к БНР.

Что же касается Булак–Балаховича, его поход был согласован с Пилсудским и Савинковым, а сам Балахович руководил вообще–то тем, что называлось «Русская Народная Добровольческая Армия». И что имело характерную эмблему: стоят два дюжих детюка с винтовками. С одной стороны бело–красный флаг (польский. — Ред.), с другой — бело–красно–белый. А венчает все это двуглавый российский орел!

То есть Булак–Балахович провозгласил себя в Мозыре начальником белорусской державы, но при этом заявил, что идет освобождать Россию от большевиков.

Иными словами, для него идея белорусской государственности органично была связана с той же самой небольшевистской и республиканской Россией. То есть и он сам был за союз с Россией, но просто с небольшевистских позиций.

Оккупация или свобода

— И оставил при этом дурной след как в России, так и в Беларуси. Газета «Последние новости» в конце 1920 года опубликовала любопытный очерк:

«Мы ехали по району, оккупированному год тому назад знаменитым Булак–Балаховичем. Народная память осталась о нем нехорошая. Грабежи и, главное, виселица навсегда, должно быть, погубили репутацию Балаховича среди крестьянского мира. За 40 — 50 верст от Пскова крестьяне с суровым неодобрением рассказывают о его казнях на псковских площадях и о его нечеловеческом пристрастии к повешениям».

А в Беларуси при нем прокатились еврейские погромы в Турове, Петрикове, Мозыре. Особенно пострадали Мозырский и Речицкий уезды. По данным Еврейского общественного комитета, только в Мозырском уезде было ограблено 20.550 человек, убито свыше 300, изнасиловано более 500 женщин. По данным же Народного комиссариата социального обеспечения Белоруссии, от действий отрядов Балаховича пострадало около 40.000 человек…

— Неудивительно, что от Балаховича даже БНР публично отмежевалась. Таким образом, он представлял, по сути, только самого себя.

Кстати, когда обеспокоенный таким поведением Борис Савинков поделился своими опасениями с Пилсудским, тот отреагировал примерно так: будет выпендриваться — мы его выгоним. Таким образом, Слуцкое восстание и выступление Балаховича — это практически все, что можно привести в поддержку этого мифа.

Станислав Булак-Балахович
Станислав Булак-Балахович

Все остальные факты говорят о диаметрально противоположном. Доходило даже до разговоров о военном союзе БНР с Советской Беларусью.

Председатель Кабинета министров БНР Вацлав Ластовский признал, что Советская Беларусь — одна из ступеней полной независимости нашей страны. Правительство БНР заявило, что не только не будет вести никакой вооруженной борьбы против Советской Беларуси, но и наоборот — будет ей всецело помогать и укреплять ее. Разговор об этом шел, в частности, в ходе встречи Вацлава Ластовского с одним из лидеров II Интернационала, «правым» меньшевиком Павлом Аксельродом.

Далее еще интереснее.

По инициативе Ластовского 25 сентября 1921 года в Праге созывается Белорусская национально–политическая конференция.

Главной ее задачей вроде бы было восстановление единой тактики борьбы за БНР.

Но, во–первых, конференция отмежевалась от Савинкова и Балаховича, назвав их провокаторами белорусской государственности.

Во–вторых, был высказан общий протест против Рижского мира. Но вот на что еще не обращают внимание политически ангажированные идеологи с псевдоисторическим флером: на этой конференции Советы не были перечислены и названы в качестве врагов Беларуси и белорусского народа!

— Но эта конференция подтвердила акт 25 марта 1918 года, признала Раду БНР как единственный законодательный орган Беларуси, а правительство БНР — в качестве единственного законного органа белорусской исполнительной власти…

— Да, но резолюция конференции была компромиссной. А перед ней представитель Ластовского (и, соответственно, БНР) Александр Головинский был направлен в Москву, где обсуждал с высокопоставленными советскими чиновниками вопросы борьбы против польской оккупации Западной Беларуси!

И Ластовский получил гарантии военной и финансовой поддержки, в том числе военспецов для поддержки партизанского противостояния польской оккупации.

Да и на упомянутой уже конференции в Праге ни представителей Советской России, ни представителей Советской Беларуси никто оккупантами не назвал. А вот поляков назвали однозначно.

Вацлав Ластовский
Вацлав Ластовский

Затем — еще более любопытные вещи.

Разрабатывался план всебелорусского восстания, запланированного на март 1922 года. Душой этой разработки было правительство БНР Вацлава Ластовского, но все координировалось с Литвой, Москвой и Берлином. Ластовский получил деньги от Литвы, от абвера и от ОГПУ. И создал Белорусский союз стрельцов.

Можно назвать и атамана Скомороха — бывшего актера московского театра «Буфф» Германа Шиманюка, который в январе 1922 года объявился в Польше с неожиданной партизанской миссией. Впоследствии атаман Скоморох перейдет польско–советскую границу в районе Столбцов и будет делать советскую карьеру…

Так что говорить о том, что национальные элиты нашей земли были категорически против белорусской советской государственности и даже готовы были воевать с нею, значит просто их не понимать. Да, они полемизировали с большевиками по ряду позиций, но вместе с тем были идейно близки с ними.

Поэтому можно смело утверждать, что среди всех белорусских национальных политиков Советы виделись исключительно как союзник для реализации планов по установлению белорусской государственности.

2018 г.

(Visited 8 times, 1 visits today)

Метки: , , , , , , Последнее изменение: 28.10.2021
закрыть