Геополитические проекты Великого княжества Литовского и Московской Руси

16:13 Статьи

В данной статье мы коснёмся формировавшихся веками геополитических проектов Великого Княжества Литовского (ВКЛ) и Москвы. При этом цели и политические установки княжеств были незыблемыми, они менялись в зависимости от ситуации. Важно также отметить, что долгое время великие княжества не имели общей границы, что совершенно не мешало им поддерживать те силы, которые выступали против конкурента. Особенно отличилась в этом плане Литва, которая сначала помогала Тверскому княжеству при Ольгерде, а потом послала войско на помощь Мамаю при Ягайло. В обоих случаях такие действия Литвы могли существенным образом ухудшить политическое положение Москвы. но в итоге не пошли её на пользу.


Важно отметить, что долгое время Литва выступала в роли агрессора, в то время как Московское княжество, в основном, вынуждено было обороняться. Таким образом, миф об изначальном коварстве московских князей, угрожавших беззащитному ВКЛ, не имеет под собой оснований. В целом, обе стороны руководствовались твердым расчетом, позволявшим им уцелеть на политической арене. А основная борьба между ними развернулась за контроль над западными и северо-западными русскими землями

Два центра объединения

Великое княжество Литовское и Великое княжество Московское возникли примерно в одно время — в середине XIII столетия. Долгое время эти государственные образования конкурировали между собой с разной с разной степенью успешности. В развитии княжеств можно наблюдать очень много схожих черт. Например, сильный подъём наблюдался в начале XIV века, когда в ВКЛ правил Гедимин, а в Москве – Иван Калита.


Успешность государственного строительства в обоих образованиях была напрямую связана с теми политическими установками на усиление княжеств и рост их территорий, которых придерживались литовские и московские правители. В этом плане они коренным образом отличались от иных русских и литовских удельных князей, которые не стремились к расширению пределов собственных княжеств, а были больше заняты решением своих мелких местечковых вопросов.


На первоначальном этапе в западнорусских землях у ВКЛ сильных конкурентов фактически не было. Учитывая феодальную раздробленность Руси, утверждение Литвы в регионе было достаточно безопасным. Кроме того, правление Миндовга, ставшего первым Великим князем Литвы, совпало с ордынским нашествием на Русь 1237-1241гг.


Что касается Москвы, то ей повезло намного меньше. На обломках Владимирского княжества она была отнюдь не единственным политическим центром. На главный владимирский стол претендовали тверские и нижегородско-суздальские князья, которые боролись за власть до конца XIV столетия. И только титанические усилия московских князей и их изворотливость позволили Москве одержать победу.


Во второй половине XV века Москва переломила ситуацию в свою пользу. Во многом это стало возможным, в том числе, и потому, что после Витовта Литвой управляли слабые правители, не способные повторить деяния своих великих предков. Территория ВКЛ уже при Казимире и Александре уменьшилась на треть, а в начале XVI века литовцы потеряли ещё и Смоленск.


Начавшаяся 1558-м году Ливонская война в 1561-м году по результатам Виленских договоров приняла характер противостояния Москвы и ВКЛ. Не имея сил для отпора, ВКЛ было вынуждено обратиться за помощью к Польше, которая не позволила Москве установить контроль над литовско-русскими землями, но при этом через заключение Люблинской унии 1569-го года полностью ликвидировала суверенитет ВКЛ и сделала его своим вассалом. Отныне и до ликвидации Речи Посполитой в 1795-м году Литва покорно действовала в русле польских интересов, поэтому 1569-й год мы можем считать концом самостоятельного геополитического проекта ВКЛ.

Изначальный путь двух княжеств

Годом основания Московского княжества принято считать 1263-й, когда княжество было выделено Александром Невским в самостоятельный удел своему младшему сыну Даниилу. До этого времени Москва, впервые упомянутая в 1147-м году, долгое время оставалась всего лишь небольшим городком Великого княжества Владимирского.


Надо отметить, что кроме ВКЛ у Москвы был ещё один конкурент: Тверское княжество. Его основателем стал Ярослав Ярославич, родной дядя Даниила Александровича.


Первое время московские и тверские князья были обыкновенными удельными властителями. Однако, со временем они начали вести всё более активную внешнюю политику. Даниил вступил в конфликт с Рязанским княжеством, что позволило ему приобрести Коломну. В самом конце жизни он получил от умирающего племянника сильный город Переславль-Залесский, который обычно передавался старшему сыну Владимирского князя до наследования им Владимирского стола. В результате к концу XIV века Московское княжество территориально превосходило Тверское в разы. Но зато в Твери была вторая после Ростовской епископская кафедра, что резко увеличивало политический вес княжества. Но трагические события Тверского восстания 1327-го года навсегда вывели княжество с орбиты высокой политики и привели к тому, что в 1375-м году тверской князь Михаил Александрович назвал себя «младшим братом» Московского князя.


Любопытно, что московские и тверские князья, претендовавшие на Владимирский стол, считавшийся главным в Северо-Западной Руси, продолжали жить в своих владениях, а не переселялись во Владимир. При этом их права на главенство подтверждал хан Золотой Орды, который и выдавал ярлык на правление. Ярлыки на правление русским землями получали и литовские князья.


Вообще, татарский след в формировании Московского княжества прослеживается достаточно четко. Но не политический или культурный. При сыновьях Даниила – Юрии и Иване Калите ханский ярлык на великое княжение, полученный ими окончательно 1332-м году, дал Москве право распоряжаться всеми русскими княжества и республиками на территории Руси. Тверь помешать уже не могла никак, и дальновидные московские князья постарались извлечь из такого положения вещей максимальную пользу.

Миндовг

В это время на северо-западе жили полудикие литовские племена, управляемые своими князьями. Литва была языческим краем, лежавшим на берегах Балтики. В период Киевской Руси киевские и полоцкие князья иногда совершали вылазки на литовскую территорию. Однако большую часть времени литовцы и русские жили отдельной друг от друга жизнью, поддерживая торговые отношения.


Пока Русь была сильна, литовцы не покидали своих болот, однако монголо-татарское нашествие поставило их в совершенно иное положение. Теперь они могли сравнительно легко покорять соседнюю территорию, а разорённые ордынским нашествием русские княжества никак помешать им в этом не могли.


Впервые Миндовг упоминается в 1219-м году среди других высших литовских князей. В 1240-х он уже занял лидирующие позиции. В 1253-м году, владея к тому времени несколькими городами (Новогрудок, Волковыск. Слоним, Полоцк), принимает крещение по латинскому обряду. После этого по личному указанию папы Иннокентия IV Миндовг был немедленно коронован: папе для дальнейшей экспансии на восток были очень нужны сильные союзники. Но и новоявленный король Литвы оказался не внакладе: после принятия им католичества Тевтонский орден, ранее противостоящий Миндовгу в междоусобной войне литовских правителей, перешёл на его сторону. И это решило всё. Воевавшие с Миндовгом за власть его собственные племянники Товтивил и Эдивид и помогавший им князь Даниил Галицкий потеряли всякие шансы на военный успех, а старые враги — ятвяги и жемайты — были просто подкуплены. В борьбе за верховную власть в Литве Миндовг одержал убедительную победу.


За время своего правления с 1231-го по 1263 год, когда Миндовг был убит в результате военного заговора, он осуществил не менее 18-ти походов на русские земли.

Срединный период

В XIV веке противоборство княжеств было особенно острым.


Московское княжество продолжило присоединять соседние земли. При Иване Калите на время заканчивается долгий конфликт с Тверью. С московскими князьями приходится считаться Смоленску и Рязани, хотя они продолжают сохранять известную самостоятельность.


При Симеоне Гордом отходит к Москве Юрьев Польский. Дмитрий Донской в самом начале своего правления окончательно закрепляет за собой Владимирское княжество, которое раньше считалось владением по ярлыку. Именно при нем начинается борьба с Золотой Ордой, которая приводит русские полки на Куликовское поле.


С литовской стороны все происходит по аналогичному сценарию. Князь Гедимин, ставший наследником Витеня (ум. 1316), присоединяет Полоцк (1607), Брест (1315), Витебск (1320), Минск (1326) и Турово-Пинское княжество (1336). Одновременно литовцы ведут тяжелую борьбу с немецкими крестоносцами, укрепившимися в Пруссии. В 1323 году возникает столица ВКЛ – город Вильно. Сыновья Гедимина – Ольгерд и Кейстут делят княжество между собой. Первый получает во владение западнорусские земли с центром в Витебске, а второй – литовские с центром в Троках. Подобное разделение позволило литовским князьям действовать исключительно эффективно на разных направлениях.


При Ольгерде ВКЛ подходит к границам сильного Смоленского княжества, правители которого некоторое время выступают союзниками литовцев. Впрочем, это не помешало Ольгерду захватить в 1358 году Мстиславль – удельный город смолян.
Примерно в это же время Литва захватывает Брянское княжество (1356). Владения литовских князей вплотную подбираются к московским.


При Ольгерде и Дмитрии Донском случается первый московско-литовский конфликт, который связан с поддержкой литовским князем тверского князя Михаила Александровича, который попытался вернуть Твери былую славу. Три похода на Москву не приводят к сколь-нибудь значимому успеху, а в 1375 году осаждённая Тверь уже подписывает мирный договор на условиях Москвы. Тверское княжество еще будет самостоятельно существовать больше столетия до 1488 года, однако уже никогда местные князья не смогут тягаться с Москвой за первенство.


Разгромив Тверь, Дмитрий Иванович переходит к новому геополитическому проекту – ликвидации зависимости от Золотой Орды. Ещё 1374-м году в Переславле-Залесском прошёл съезд князей, результатом которого стала консолидация вокруг Москвы антиордынских сил. Через 2 года Дмитрий Донской проводит успешный военный поход в Волжскую Булгарию. В 1378 году крупный татарский отряд (5 туменов — около 50 тысяч человек) терпит поражение от русских дружин на реке Воже, а его командир мурза Бегич и 4 из 5 тёмников в этом сражении гибнут. Это вызывает ярость хана Золотой Орды Мамая, который в 1380 году с огромным войском направляется в русские пределы. Его союзниками выступают рязанский князь Олег и литовский Ягайло, сменивший Ольгерда. Однако, союзники татар по разным причинам на Куликовское поле не успели. Татарская рать была наголову разгромлена Москвой.


Но, окончательно покончил с Ордой только Иван III. Однако, главное дело было сделано ранее – после Куликовской битвы 1380-го года московские князья всё меньше и меньше оглядываются на татар при решении своих задач.


ВКЛ и Великое Московское княжество завершают XIV век, практически встретившись границами. Между ними остается Смоленское княжество, князья которого пытаются лавировать между сильными соперниками.

XV – XVI века

Начало XV века ВКЛ встретило на подъёме. Во главе его стоял князь Витовт.
Литовский князь завоевал Смоленск, подвинул границы к Москве, а также вместе с королём польским Владиславом II Ягайло разгромил крестоносцев в Грюнвальдской битве.
При Витовте после серии военный конфликтов, происходит сближение Москвы и Вильно, он выдает замуж свою дочь Софью за юного московского княжича Василия. При этом московские князья становятся единственными потомками великого литовского князя, иных детей у него не было.


Зять Витовта – московский князь Василий Дмитриевич присоединяет сильное Нижегородско-Суздальское княжество. Москва вступает в первый долгий конфликт с Новгородской республикой.


Тесть переживает своего зятя: Василий I умер в 1425-м году.


И тут происходит самое интересное. Василий I в своём завещании, написанном в 1423-м году, отдавал жену и сыновей под защиту Витовта. На этом основании Софья после смерти мужа в 1427-м официально передаёт Великое Московское княжество под руку Витовта. Князья Тверской. Рязанский и Пронский подписывают с новым владетелем Москвы договоры, по которым становятся его вассалами. Таким образом, можно смело утверждать, что даже династический брак дочери не помешал Витовту продолжить экспансию на восток: последним его личным территориальным приобретением в 1430-м году стало Тульское (!!!) княжество.


В том же 1430-м Витовт уже почти обретает польскую корону, но это вызывает резкое неприятие у польской шляхты, которая даже не пропускает через свою территорию изготовленные в Нюрнберге регалии (короны Витовта и его жены). В такой ситуации коронация становится невозможной. Это был удар, от которого литовский князь не сможет оправиться. В этом же 1430-м в Троках в возрасте 80-ти лет Витовт умирает.


Великие деяния Витовта исчерпали потенциал Литвы. Нередко бывает, что после сильнейшего правителя все начинает рушиться. Такое случилось и в истории ВКЛ. Витовт – это пик развития княжества, после него все покатилось в пропасть.


После смерти князей Москве и Вильно равным образом приходится пройти через гражданскую войну. В этот период им было явно не до геополитических планов.


Но все меняется, когда на московский стол вступает внук Василия I и Витовта – Иван III. Его можно считать подлинным собирателем русских земель. Новый князь присоединяет Новгород, Тверь, Вятку, Ярославль, половину Рязанского княжества, Ростов и многие другие земли.


В конце XV века доходит очередь и до Литвы. По результатам двух победоносных войн Москва включает в свой состав треть захваченной ранее литовцами русской территории, населённой православным населением.


При Иване III и его сыне Василии III Москва обретает то, что мы сегодня называем идеологией. В православной среде возникает идея о духовном Третьем Риме, коим называется столица княжества. В 1482 году московский князья начинает именовать себя Государем всея Руси, а с помощью брака с византийской принцессой Софьей Москва обретает вековой герб России – двуглавого орла.


Первая половина XVI века – время новых успехов Москвы. Она разбивает Литву в Десятилетней русско-литовской войне 1512-1522 гг. и присоединяет к себе Смоленск.
А в 1547-м году Московское княжество становится царством. С этого момента говорить уже о цельной российской государственности можно.


Литва в этот период, наоборот, уже не претендует ни на что, а политический вес ВКЛ в регионе падает почти до нуля.


Точку в истории независимого Великого княжества Литовского ставит Ливонская война. Не найдя силы для борьбы, литовцы обращаются за помощью к Польше, которая ставит условием помощи создание нового государства. Согласно Люблинской унии в 1569 году возникает новая держава – Речь Посполитая, а ВКЛ фактически теряет свою независимость.

Заключение


В вековом конфликте Москва одержала победу.


Но, нам с позиций XXI века ситуация, когда жители Тулы и Москвы без каких-либо колебаний подчинились власти Литвы с её культурой, верой и менталитетом, кажется просто дикой! Как такое вообще могло случиться? Для понимания, как всё происходило на самом деле, надо посмотреть на ситуацию глазами людей, живших тогда. И многое станет если не совсем ясным, то намного более понятным. Пробуем это сделать и мы.


Прежде всего надо знать, что Литва XII-XVI веков не имеет ничего общего с современной нам Литовской Республикой. Как писал епископ Христиан, возглавлявший во времена князя Миндовга Литовское бискупство: «Литва, или Литвания, – это славянская страна». И действительно так и было. Подавляющее часть населения (80 %) ВКЛ – это славяне, язык делопроизводства – старославянский, на нём же происходит повседневное общение. Основная вера – православие. Как пишет историк Дмитрий Суржик: «ВКЛ было православным, как и Московская Русь. Два русских государства при формально-географической «литовской» прописке первого. «Русский» же тогда определялся по религиозному, православному принципу». Подавляющая часть населения ВКЛ было русским.


Именно поэтому на Руси никакого противления правлению Витовта не было. В понимании современников ВКЛ было таким же русским княжеством, как Тверское, Владимирское или Нижегородско-Суздальское. Да и населена Русь была нашими кровными предками.


А вот нынешняя Литва населена не литвинами, а в основном потомками восточных балтов. В старину она называлась Жемойтией (Низкой землей) и Аукштайтией (Высокой землей). В третьем своде литовско-белорусский летописей, известном лучше как «Хроника Быховца», в третьем томе есть запись от 1345-го года: «И в тот час княжил на Литве и в Руси великий князь Ольгерд». А вот про великого князя Жмуди и Аукштайтии Кейстута автор пишет, что он лишь владеет «в Троках и землей Жемойтской». То есть, Жмудь и Аукштайтия – предки нынешних литовцев — Литвой тогда не считались.


ВКЛ была намного ближе к Руси, чем к Польше и Западу. Казалось бы, надо было бы продолжать действовать в этом же направлении. Но в ситуации, когда рядом был агрессивно настроенный Тевтонский орден, Великие князья Литовские сделали ставку не на свой народ, а на Запад. Для укрепления союза с Польшей князь Ягайло в 1385-м году заключил с Польским королевством Кревскую унию, принял католичество, женился на польской принцессе Ядвиге и стал королём Польши. Это, безусловно, тактически усилило позиции Литвы в конфликте с Тевтонским орденом, но стало началом конца.


Всё проистекало постепенно. В 1387-м году Литву, в которой подавляющая часть населения была православной, князь Владислав в угоду Западу крестил в католичество. Далее он передал власть в ВКЛ своему младшему брату Скиргайло, который тут же признал над Литвой верховную власть короля Польши. Принявшие католичество бояре начали получать льготы и послабления, что в свою очередь вызвало недовольство русско-литовской знати, придерживающейся православия. Довольно быстро это привело к гражданской войне, в результате которой к власти пришёл двоюродный брат Владислава и Скиргайло Витовт.


Витовт был сторонником сближения с Москвой, и эта политика принесла ему такой успех, о котором сдавшие под латинские молитвы независимость Литвы Владислав и Скиргайло не могли и мечтать даже в самым сладких снах! Витовт окончил свои дни правителем Московского княжества и самым сильным русским князем. И это был последний взлёт ВКЛ. Все последующие литовские правители придерживались ведущего в политическое небытие прозападного «вектора развития».


Москва, напротив, действовала последовательно, не отклоняясь от «генеральной линии», и всегда полагалась исключительно на себя. Это оказалось самой правильной политикой и позволило ей победить в геополитической борьбе.


Таким образом, верх одержало то княжество, которое было и оставалось верным себе и своим корням. Пытаясь усидеть на двух стульях, литовские князья потерпели крах.

(Visited 41 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 16.01.2021
закрыть