Противоборство советских партизанских отрядов и Красной армии с польским военно-политическим подпольем на территории Западной Беларуси в 1941–1945 гг. Часть 3.

16:43 Статьи

(печатается по «Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований» № 2, 2020 г.)

Ранее нами отмечались причины, из-за которых Советский Союз пошел на разрыв отношений с польским эмигрантским правительством в Лондоне. Во многих исследованиях и работах отмечается, что этот факт стал главной причиной возникшего вооруженного противостояния между советскими партизанами и формированиями АК в Западной Белоруссии. В этих работах приводятся и другие причины возникшей конфронтации. В частности, В.И. Ермолович и С.В. Жумарь считают, что осложнению отношений между советскими партизанами и формированиями АК способствовало постановление ЦК КПБ(б) от 22 июня 1943 г.


«О дальнейшем развертывании партизанского движения в западных областях Белоруссии» и директивное письмо партийным органам областей «О военно-политических задачах в западных областях БССР». В них указывалось на необходимость разоружения отрядов Армии Крайовой в зонах их совместного с партизанами базирования. Белорусские историки не ставят под сомнение действенность вышеуказанных аргументов, но вместе с тем отмечают, что указанные факторы не являлись первопричиной вооруженной конфронтации с обеих сторон.


В работе В.И. Ермоловича и С.В. Жумаря обращается внимание на тот факт, что уже в самом начале весны 1943 г. стали происходить боевые столкновения между вооруженными отрядами АК и белорусскими партизанами. Совершенно очевидно, что эти вооруженные стычки происходили до момента, когда были разорваны советско-польские дипломатические отношения. В этой же работе приведен интересный документ, который довольно ярко иллюстрируют тактику действий вооруженных формирований АК весной 1943 г. на оккупированной территории Западной Белоруссии.


На одном из собраний, проведенных на территории Барановичской области подпольным формированием АК «Гренадеры», ставился вопрос об отношении к немцам и немецкой оккупационной администрации. По результатам обсуждения было принято несколько решений, среди которых были и такие, которые предусматривали налаживание любой ценой наилучших отношений с немецкими властями. Польские националисты, учитывая тот факт, что немцы с ненавистью относились к коммунистам, рассчитывали использовать это для того, чтобы все белорусские активисты, которые, по мнению поляков, всегда были и являлись на тот момент их врагами, назывались ими коммунистами, что соответственно повлекло бы немецкие репрессии против них. Содержание одного из решений этого собрания мы приведем практически дословно, т.к. оно красноречиво и убедительно раскрывает суть «борьбы» польских националистических организаций на территории западных областей Белоруссии. Дальше в решении было записано: «Пусть их бьют немцы, а мы будем как бы проявлять сочувствие повинным жертвам. Белорусы никогда не смогут этого понять. Это народ темный, особенно политически… Через своих людей просить полицию и немцев жечь белорусские деревни под предлогом, что они помогают партизанам».


Белорусские партизаны на территории Брестской области перехватили одну из директив руководящего центра организации «Гренадеров», в которой говорилось, что основной целью легионеров было освобождение Белоруссии от немцев и большевиков. Опять присутствовал тезис о злейших врагах любого поляка, которыми являлись немцы и белорусы.

Указывалось на то, чтобы поляки всеми доступными способами компрометировали белорусов перед немцами, вызывая тем самым немецкие репрессии против них, что способствовало бы увеличению количества жертв среди белорусов по сравнению с поляками.


Накал противостояния между советскими партизанами и польским националистическим подпольем на территории западных областей Белоруссии все более и более нарастал. В исследованиях, посвященных этой тематике, приводятся многочисленные примеры, показывающие всю остроту и непримиримость противоборства. Вооруженные формирования АК стали совершать прямые нападения, как на отдельных советских партизан, так и на целые партизанские отряды. Например, 12 мая 1943 г. отряд имени Ворошилова в районе д. Бояры (в настоящее время Вороновский район Гродненской области Белоруссии. — В.Б.) был атакован вооруженным формированием АК. В результате погибло пятеро партизан, хотя не избежали потерь и нападавшие. В начале июня 1943 г. на хуторе возле деревни Бояры-Смольянские Желудокского района (в настоящее время городской поселок в Щучинском районе Гродненской области Белоруссии. — В.Б.) были неожиданно атакованы и уничтожены 16 партизан бригады имени Ленина.


Уполномоченный ЦК КП(б) Б и Белорусского штаба партизанского движения по Щучинскому районному центру Барановичской области 3 июля 1943 г. докладывал начальнику Центрального штаба партизанского движения при ставке Верховного главнокомандования П.К. Пономаренко о том, что на их протест полякам об убийстве шести партизан и о возвращении оружия убитых и наказании виноватых в их присутствии советских партизаны получили от поляков следующий ответ: «Обстрел правильный как бандитов». Кроме этого, в ответном письме поляки выдвинули ряд условий, при соблюдении которых они «будут совместно действовать против немцев»: 1) подчинить советских партизан командованию польского партизанского штаба «Восток»; 2) ограничить дислокацию наших отрядов; 3) оказать помощь оружием, боеприпасами; 4) территорию базирования наших отрядов считать польской. При невыполнении этих условий поляки считали себя свободными в действиях и неизбежных кровопролитиях.


Все эти требования были категорически отвергнуты, после чего обстрелы продолжались, что приводило к ранениям и гибели партизан.


Об ожесточении вооруженного противостояния между представителями АК и белорусскими партизанами говорит тот факт, что с весны по осень 1943 г. отрядами Новогрудского округа АК была проведена 81 операция против советских партизан. По другим подсчетам за май 1943 — июль 1944 г. здесь состоялось 224 боестолкновения «аковцев» с советскими партизанами, потери которых составили около 400 убитыми и более 120 ранеными, кроме того, бойцы АК расстреляли за сотрудничество с советскими партизана ми около 250 человек. Часто «аковцы» нападали на диверсионные группы советских партизан-подрывников в районах железнодорожных коммуникаций. Однако борьба с советскими партизанами привела к значительным потерям среди «аковцев».


По другим данным, за период с 1 января 1942 г. по апрель 1944 г. из 185 боевых операций, имевших место в Новогрудском округе АК, 102 были проведены против немцев, а 81 (45 %) — против советских партизан. При этом уточняется, что сколько-нибудь значительных военных акций, включавших в себя боестолкновения с вооруженными силами нацистской Германии, было около двух десятков — и все они относятся к 1944 г. Остальные же представляли собой набеги на различные учреждения оккупационной администрации, изначально не предполагавшие серьезного сопротивления.


По-прежнему польские националистические вооруженные организации первостепенной своей задачей видели не борьбу с немецко-фашистскими оккупантами, а, как, например, «Польская Организация Войскова», действовавшая в 1943 г. на территории Польши, Западной Украины и Западной Белоруссии, «…восстановления бывшей Польши, а также уничтожение партизан». В августе 1943 г. на одном из совещаний командного состава и руководства подпольных организаций польского легиона, было принято решение «… производить списки коммунистов, советских активистов, убивать коммунистов, разлагать советские отряды, компрометировать советских партизан и, в определенный момент, обезоруживать советских партизан».


В разведсводке Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования в Главное политическое управление Красной армии о польских подпольных организациях и вооруженных отрядах, действовавших на территории Вилейской области осенью 1943 г., сообщалось, что «…все польские националистические отряды борьбы против немцев не ведут. Они ведут открытую контрреволюционную антисоветскую агитацию, терроризируют и убивают население, помогающее советским партизанам, нападают на мелкие группы партизан». В одном из сообщений начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования П.К. Пономаренко сообщалось о предъявленном польскими националистами одному из партизанских командиров ультиматуме, в котором говорится: «Советские партизанские отряды считаются оккупационными отрядами и должны покинуть Западную Белоруссию, иначе вас ожидает плохая судьба».

Заметим, что по состоянию на ноябрь 1943 г. только на оккупированной территории Западной Белоруссии действовала довольно внушительная группировка советских партизанских сил, имевшая в своем составе 185 партизанских отрядов общей численностью более 26 000 человек. Скрытые партизанские резервы насчитывают свыше 43 000 человек.


В таблице 1 представлены данные о количество партизанских отрядов на территории областей Западной Белоруссии и количество в них партизан.

Таблица 1.

Данные о количестве партизанских отрядов на территории
областей Западной Беларуси и количество в них партизан
по состоянию на ноябрь 1943 г.

Полагаем, что подобного рода ультиматумы говорят лишь о высокомерии и заносчивости представителей польского вооруженного сопротивления. В этом плане интересно содержание заявления(!) командира одного из отрядов Польской Армии Крайовой, действовавших на территории Браславского уезда, некоего поручика войск польских М. Бровича командованию 1-м Прибалтийским фронтом (следует уточнить, что на момент написания письма, 10 июля 1943 г., 1-го Прибалтийского фронта еще не существовало. Он был образован путем переименования Калининского фронта в 1-й Прибалтийский 20 октября 1943 г. — В.Б.). Стоит обратить внимание на тот факт, что поручик обращается к командованию фронтом, который на тот момент возглавлял генерал-полковник(!), а с августа 1943 года генерал армии А. И. Ерёменко, чуть ли не с ультимативным заявлением. Вот некоторые выдержки из этого заявления: «Польская Армия Краевая ставит главной целью на сегодня — борьбу с немцами в целях получения возможности свободного управления народом и польским государством на собственных государственных территориях… Существующие теперь отряды, после довооружения, должны заняться обеспечением территории, очищенной от немецких оккупантов в границах Речи Посполитой Польской, установленных мирным договором в Риге в 1921 г. В будущем — сохранение суверенных прав Речи Посполитой Польской…».


Ранее отмечалось, что после разгрома немецко-фашистских войск и армий их союзников под Сталинградом и начала изгнания оккупантов с советской земли руководство АК считало своей важнейшей задачей максимально задержать наступление советских войск и спровоцировать политический, а в перспективе и вооруженный конфликт СССР с Великобританией и США. Генерал Коморовский, в сентябре 1943 г. возглавивший АК после ареста генерала Ровецкого, заявил, что «…ослабление Германии в данном особенном случае не будет отвечать нашим интересам… Мы должны быть готовы оказать сопротивление советским войскам, входящим в Польшу».


В связи с этим в Москву стали поступать донесения от руководства партизанского и подпольного движения о том, что, например, «…на территории Вилейской обл. польские националисты ведут активную работу по созданию своих подпольных формирований. Главной своей задачей организация ставит накапливание сил и вооружение до момента, когда Польское правительство призовет к активным действиям». В другом сообщении говорилось о том, что «партизанские отряды, созданные польскими националистами, верны их тактике накапливания сил и выжидания удобного момента для выступления».
Белорусские партизанские формирования в создавшихся условиях рассматривались как потенциальный противник. Все вышесказанное и положило начало неприкрытой и беспощадной борьбе Армии Крайовой с советскими партизанами в Белоруссии.
Согласно подсчетам польских историков в 1944 г. подпольная сеть АК в Беларуси насчитывала свыше 57 000 членов, из которых в Белостокском округе числилось более 33 000 человек, в Виленском — свыше 10 000 человек, в Новогрудском — более 10 000 человек, в Полесском — свыше 4000 человек. Польское правительство в Лондоне в конце 1943 г. продолжало предпринимать шаги и действия, приводившие еще к большему осложнению и обострению советско-польских отношений. В частности, в сообщении советского резидента в Лондоне говорилось, что польский Генеральный Штаб с согласия Польского правительства и президента дал инструкции уполномоченному Польского правительства в Польше готовиться к оказанию сопротивления Красной армии при вступлении ее на территорию Польши. Польские подпольные вооруженные организации внутри страны должны вести беспощадную борьбу с партизанским движением в Западной Украине и Западной Белоруссии и готовить всеобщее восстание в этих областях к моменту вступления туда Красной армии.


Инструкции предусматривали использование польской полиции, которая в то время официально находилась на службе у немцев, для борьбы с партизанским движением и Красной армией.


Из донесений, поступавших в Москву от руководителей партизанского и подпольного движения в Белоруссии в конце 1943 г., становится очевидным, что эти «инструкции» неукоснительно выполнялись с ярым усердием. 15 ноября 1943 г. в районе одной из деревень Вилейской области польскими националистами было убито пять советских партизан, которые только что пустили под откос два воинских эшелона противника. И это был не первый случай. На территории Столбцовского района в ночь с 17 на 18 ноября 1943 г. польский вооруженный отряд обезоружил 10 партизан одного из партизанских отрядов, после чего они были зверски замучены.


В другом донесении сообщалось, что польские «партизанские» отряды, которые «действовали в западных областях Белоруссии… и подпольные группы, созданные польскими националистическими кругами, отказались вести борьбу с немецкими оккупантами под предлогом необходимости сохранения живой силы. В настоящее время они открыто выступают против советских партизан, устраивают облавы против мелких партизанских отрядов, истребляют местное население, связанное с советскими партизанами».


Имея скромные «успехи» в борьбе с советскими партизанами, польские националистические отряды АК во второй половине 1943 — начале 1944 г. наряду с нацистскими карателями и их пособниками стали проводить карательные акции против мирного населения Западной Белоруссии, которое в основной своей массе не желало возвращения польской власти на их территорию и поддерживало советских партизан.
Уничтожению подвергались целые деревни, «сочувствующие Советам», скрывающееся в лесах еврейское население, а также все те, кто был заподозрен в просоветских настроениях, в т.ч. и поляки. При этом польские легионеры проявляли жестокость и бесчеловечность, доходившую порой до глумления над телами погибших. Убийства мирного населения, как правило, завершались грабежами и погромами. Например, в начале декабря 1943 г. отряд польских легионеров под командованием хорунжего Нуркевича, действовавший в районе г. Новогрудок, замучил и расстрелял 5 советских партизан, в ночь с 6 на 7 декабря в д. Куль (деревня в Столбцовском районе Минской области Республики Беларусь. — В.Б.) внезапным налетом убила командира отряда, начальника штаба и уполномоченного особого отдела и двоих партизан из бригады им. Фрунзе. В деревне Жировичи (Слонимский район Гроднеской области Белоруссии. — В.Б.) сожгли восемь человек и имущество за то, что не хотели служить в пользу фашистов. В деревне Шпаки (деревня в Столбцовском районе Минской области. — В.Б.) уничтожили всю семью жителя этой деревни за то, что он имел связь с советскими партизанами.


Обратим внимание на тот факт, что развязанный террор польских националистов из состава АК против мирного населения, проживавшего н территории западных областей БССР, практически был повсеместным.


В Лидском районе с февраля по апрель 1944 г. представителями вооруженных отрядов Армии Крайовой было уничтожено несколько тысяч человек.


Только в районе населенного пункта Белицы Лидского района так называемые «борцы за не зависимую Польшу» уничтожили 480 местных жителей.


На совести этих «борцов» в т.ч. лежит уничтожение нескольких десятков православных священнослужителей и членов их семей.


В одном из донесений сообщалось, что 24 и 25 февраля 1944 г. польскими легионерами были сожжены деревни Турейск и Заборье Желудокского района Барановичской области. Всего сгорело более 350 домов мирных жителей. Население этих деревень, не успевшее скрыться, частью было уничтожено, а частью ранено.


Один из командиров Столбцовского подразделения Армии Крайовой в своих мемуарах писал, что за период с декабря 1943 г. по июнь 1944 г. его легионеры уничтожили 6000 «большевиков».


Мы еще раз обращаем внимание на тот факт, что жертвами польских легионеров в большинстве случаев становилось мирное население. Таких фактов зверского отношения польских националистических отрядов против белорусского народа и против советских партизан можно привести сотни.


Нельзя обойти стороной и такой вопрос в деятельности АК в Западной Белоруссии, как сотрудничество ее легионеров с немецко-фашистскими оккупантами и их пособниками. Существует немало фактов, подтверждающих это сотрудничество. Приведем несколько примеров. 9 января 1944 г. отряд немецких карателей численностью до 50 человек вошел в деревню Черченово (в настоящее время Молодеченского района Минской области Белоруссии. — В.Б.), чтобы передать польским легионерам оружие и боеприпасы. Прибывшие с карателями представители немецкого командования поставили польским легионерам конкретные задачи по борьбе с партизанами.


В южную сторону от г. Лида действовал польский легион численностью до 400 чел. под командованием поручика Вагнера, который устраивал засады на партизан, вел бои с партизанскими отрядами, грабил белорусское население, уничтожал целые деревни. Боеприпасами легион снабжали немецкие оккупанты. 19 января 1944 г. из Лидской городской тюрьмы были освобождены все поляки, в подавляющем большинстве записавшиеся после этого в польские легионы. В Ганцевичском районе Пинской области немецкие оккупационные власти проводили агитацию за добровольное вступление поляков в польские националистические формирования.


В мае 1944 г. одна из групп польских вооруженных легионеров из АК действовала в составе немецкого карательного отряда и вместе с ними вела бои против советских партизан.
Началось изгнание нацистов с белорусской земли. 22 июня 1944 г. закончилась подготовка к Белорусской наступательной операции, вошедшей в историю под кодовым названием «Багратион». Дата совпала с началом Великой Отечественной войны. Три долгих года белорусская земля и ее люди жили в условиях нацистского режима. Сопротивление оккупантам здесь было самым мощным в Европе и при отсутствии второго фронта союзников имело важное оперативно-стратегическое значение как для хода военных действий на советско-германском фронте, так и для итогов войны в целом. Напомним, что в годы Великой Отечественной войны на оккупированной территории Белоруссии действовало 374 тысячи партизан, 70 тысяч подпольщиков. Из советского тыла их действия направляли Центральный и Белорусский штабы партизанского движения. К концу 1943 года партизаны контролировали или прочно удерживали почти 60 процентов оккупированной немцами территории республики.


В годы оккупации на территории Белорусской ССР действовали десятки тысяч активных членов различных белорусских националистических организаций, таких как БНС (Белорусская народная самопомощь), БКО (Белорусская краевая оборона), СБМ (Союз белорусской молодежи), около 250 резидентур германских разведывательных и контрразведывательных органов, около 20 тысяч участников Армии Крайовой, более 12 тысяч членов ОУН-УПА и около тысячи участников литовского антисоветского подполья.
После освобождения территории Белоруссии от оккупантов во многих районах Беларуси, особенно в ее западных областях, помимо поиска и уничтожения затаившихся в окружении немцев началась борьба правоохранительных органов с криминальным и политическим бандитизмом.


В юго-западных районах Белоруссии, граничащих с Литвой, после их освобождения частями Красной Армии выявлено значительное количество бандитских формирований из польских националистов, именующихся «легионерами». Участники польских подпольных и вооруженных организаций, оказавшись в тылу Красной армии, развернули активную работу по противодействию и срыву мероприятий по восстановлению советской власти в западных областях Белоруссии. Арсенал террористических и бандитских акций, проводимых отрядами АК, включал взрывы железнодорожных путей, обстрелы идущих на фронт эшелонов, нападение на тыловые части и военные склады, террор в отношении местного населения, убийство военнослужащих, милиционеров, представителей государственных учреждений, всех проявлявших активное сочувствие советской власти.
Напряженность и сложность обстановки, сложившейся на освобожденных территориях Западной Белоруссии, показывает содержание докладной записки секретаря Барановичского обкома КП(б)Б И. П. Тура, поданной на имя секретаря ЦК КП(б)Б П. К. Пономаренко 3 августа 1944 г.


В частности, в ней говорится о том, что значительная часть польского населения Барановичской области отрицательно и враждебно относились к установлению советской власти на территории области. Они считали, что Красная армия освободит Польшу от немецкой оккупации в границах 1939 года. На территории области действовали эмиссары Лондонского польского правительства, которые имели задание создать вторую польскую армию, считая первой польской армией якобы находящуюся в Лондоне, а с приходом Красной армии к границам 1939 г. власть захватить в свои руки. В районах Радунь, Лида, Вороново, Василишки и других местах польские вооруженные формирования запугивали население и угрожали террором в отношении тех, кто будет участвовать в работе советских учреждений, и тех, кто пойдет в военкоматы, на призывные пункты. В Вороновском и Радуньском районах поляки на призывные пункты не являлись и уходили в леса. За последнее время в Лидском, Радунском, Вороновском районах имели место случаи террористических актов в отношении представителей Красной армии и органов советской власти. 22 июля 1944 г. в Радуньском районе на группу бойцов и офицеров Красной армии напал отряд польских легионеров численностью до 100 чел. В бою с ними погиб один офицер, старшина и пять бойцов Красной армии. В Клецком районе был задержан и обезоружен отряд польских легионеров численностью 64 человека, у которых изъяты пулеметы, винтовки и патроны. В Лидском районе польские группы объединились с разрозненными немецкими подразделениями.


В Ивьевском и Юратишковском районах Барановичской области среди польского населения были сильно распространены националистические настроения. Поляки в этих районах составляли преобладающую часть населения. С момента освобождения территории от фашистских захватчиков среди поляков националистические подпольные организации проводили агитацию за непризнание советской власти, мотивируя это тем, что Англия и США якобы поддерживают польское эмигрантское правительство в Лондоне и уже договорились о том, что и восточные области бывшей Польши (Барановичская, Вилейская, Брестская, Пинская и Белостокская) снова будут принадлежать Польше. Под влиянием этой агитации поляки тотально уклонялись от мобилизации в армию, о чем свидетельствует тот факт, что из этих районов ни один поляк в Красную армию не ушел. В районах появились крупные банды польских легионеров, насчитывающие от 50 до 200 вооруженных человек. В Ивьевском районе, по предварительным данным, насчитывается 3 бандитские группы общей численностью 500–600 человек.


В соответствии с программой лондонского польского правительства перед поляками были поставлены задачи: добиваться участия в открытом сопротивлении всего польского мужского населения; категорически, под страхом смерти семей и родственников и уничтожения имущества, всему польскому мужскому населению было запрещено являться на призывные пункты; воспрещалась всякая поддержка местных властей, а также ставилась задача уничтожать партизан, евреев и представителей власти. В ряде мест эта программа приводилась в действие. Так, например, в Ивьевском районе Гродненской области польские бандиты убили двух председателей и двух секретарей сельских советов, убили одного офицера из воинской части, которая заготавливала продукты, уничтожили местных активистов-белорусов вместе с их семьями. В Юратишковском районе (в настоящее время Юратишки — городской поселок в Ивьевском районе Гродненской области Белоруссии. — В.Б.) от рук польских националистов погибло более 7 человек, среди которых были представители органов советской власти и военнослужащие Красной армии.
В изданном типографским способом обращении к польскому населению говорилось: «Поляки должны продолжать вооруженную борьбу за свободную Польшу, так как от одного (немецкого) оккупанта избавились, но пришёл более злой и коварный оккупант — большевизм».


В сентябре 1944 г. прокурор БССР И.Д. Ветров в спецдонесении руководству Компартии Белоруссии сообщал, что на территории западных областей БССР оперируют белопольские банды (так в документе. — В.Б.), именующие себя Польской Армией Крайовой. Банды действуют по указанию эмигрантского польского правительства в Лондоне, с которым и поддерживают постоянную радиосвязь. Банды ставят себе задачу по борьбе с советской властью и Польским Национальным Комитетом Освобождения с целью создания Польского государства в границах 1939 г.


Практическая деятельность этих банд сводится к нападению на тылы Красной армии, убийству советских работников, срыву мобилизации граждан в ряды Красной армии, разрушению железнодорожных путей, дезорганизации деятельности советских учреждений.


В спецдонесении также сообщалось, что в Барановичской области эти банды действовали главным образом в Радунском, Вороновском, Ивьевском, Воложинском, Ивенецком, Желудокском, Мостовском и особенно Лидском районах. На территории Барановичской области насчитывалось порядка 70 бандгрупп общей численностью около 3000 человек. Только течение августа 1944 г. от рук бандитов на территории Барановичской области погибло 8 представителей органов советской власти и районного актива, жена и мать одного из председателей сельских советов и один военнослужащий Красной армии.

(Visited 32 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 12.02.2021
закрыть