Деятельность немецких разведывательно-диверсионных и шпионских школ на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны. Часть 3

09:00 Статьи

Система подготовки немецкой разведывательно-диверсионной агентуры на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны (краткий обзор)

Длительность и интенсивность обучения

Первое, на что надо обратить внимание при изучении системы подготовки диверсантов в немецких разведшколах, это различные сроки подготовки агентуры: от недели (курсы в Барановичах и Минске) до года в Оршанской спецшколе.


Например, на курсах ГФП в г. Борисове обучение агентов длилось три недели, на «краткосрочных курсах гестапо» в Слуцке преподавали 10 дней, одна из школ Минска осуществляла выпуск агентов после приблизительно 20-ти дневного курса.


Наиболее распространенными сроками подготовки агентуры в секретных школах на территории БССР были программы, рассчитанные на период от 1 до 6 месяцев. Так, в абвершколе в Борисове (в Печах) подготовка агентуры составляла 2-3 месяца. В Бресте, Витебске, Полоцке и Слуцке в спецшколах предусматривалось 3-х месячная подготовка.
В некоторых учебных заведениях обучение курсантов было ещё более длительным. Например, при минском и борисовском гестапо были открыты 9-ти месячные курсы для евреев. «Рекордсменом» по времени обучения шпионов является спецшкола в Орше, где подготовка велась от 6 месяцев до одного года.


Расписание в школах также значительно отличалось. Если на вечерних курсах обучение могло проходить несколько часов в день или на выходных, то в стационарных школах существовал строгий распорядок.

Методология обучения

Качество обучения курсантов значительно зависело от многих факторов: специализации учебного центра, статуса курсанта (военнопленный, гражданский, его пол и возраст и т.д.), предполагаемого задания агента и его сложности.


В большинстве школ уровень полученных курсантами знаний был весьма средним и даже низким.


Например, на курсах ГФП в Борисове подготовка велась по двум направлениям – разведка и террор. Курсантам-разведчикам преподавались «в основном маскировка и поведение в отряде – как входить в доверие к командному составу, добиваться командных должностей», а также черчение. Диверсантам – «методы террора личным оружием – наганом, ножом и физической борьбой».


Очевидно, что такая подготовка агентуры была совершенно недостаточной. Фактически, им преподавали даже не дисциплины, а минимальным (базовый) бессистемный набор знаний, необходимых для работы.


В стационарных школах отношение к процессу обучения было совершенно иным.
Так в Слуцке агентами изучался «белорусский язык, немецкий язык, методы русской разведки, диверсионная работа немецкого разведчика, подрывное дело, методы и приемы поведения, методы вербовки партизан», а также «приемы физической борьбы, вербовка агентуры» и «методы конспирации».


В «школе гестапо № 12», расположенной на территории лагеря Тростенец, учебная программа была ещё больше. Кроме общего курса дополнительно преподавались:

  • военная топография;
  • немецкий язык;
  • формы диверсии (массовое отравление при помощи пищи, водных бассейнов, порча машин, подрыв и минирование железных дорог, подпилка мостов и др.);
  • индивидуальный террор;
  • способы озлобления народа – массовые и индивидуальные;
  • выработка характера;
  • история развития НСДАП и роль Гитлера;
  • «Новый порядок в Европе»;
  • методы разведки и контрразведки;
  • тактика немецкой армии.

В уже упоминавшейся ранее разведшколе в Борисове (в Печах) для разведчиков кроме основного курса преподавались:

  • организация и управление войсковых частей РККА всех родов до бригад включительно;
  • вооружение РККА; составление радиограмм, донесений и отчетов;
  • наблюдение за шоссейными и железными дорогами; развитие слуховой и зрительной памяти;
  • переход фронта;
  • беседа с красноармейцами и встречными;
  • физподготовка;
  • строевая подготовка и приветствие;
  • политическая подготовка;
  • работа и организация НКВД

Кроме того в ряде школ преподавали основы фармакологии и работу с отравляющими веществами.


Из всего вышеизложенного следует, что единой определенной программы подготовки немецкой агентуры в спецшколах не существовало. Однако в обучении агентуры можно выделить два основных направления: это разведка и диверсии (террор).

Разведшколы

В «классических» разведшколах абвера агентов обучали, как нужно переходить линию фронта, вести себя в тылу при выполнении задания, а в случае задержания – на допросах и в местах заключения. Забрасываемым указывали, что необходимо оказывать вооруженное сопротивление при задержании, а в безвыходном положении – кончать жизнь самоубийством. При захвате ни в коем случае не сознаваться в причастности к немецкой разведке. В случае предложения о перевербовке – соглашаться, а после возвращения доложить об этом.


Разведчики изучали структуру организации воинских частей Красной Армии, знаки различия, основы топографии (умение пользоваться картой, ориентироваться на местности с компасом, определять расстояние, вычерчивать по памяти схематическую карту) и проходили стрелковую, физическую, тактическую и строевую подготовку.
Однако, единой программы не существовало. Поэтому в разных спецшколах преподавали разный набор учебных дисциплин.

Диверсионные школы

В диверсионных школах агенты изучали те же предметы, что и в разведывательных, но дополнительно получали специальную подготовку по проведению диверсий и террора.


Они изучали свойства взрывчатых веществ и правила закладки их под намеченный к разрушению объект, зажигательные средства и способы их применения, приготовление простейших взрывчатых и зажигательных веществ и правила обращения с ними, огнестрельное оружие и стрельбу из него. Полученные теоретические знания закреплялись на практических занятиях.

Надо отметить, что партизанам было хорошо известно, чему и как учат будущую немецкую агентуру. Помощником начальника разведывательного отдела Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) капитаном В. Куровым в 1944 г. была подготовлена рукопись «Партизанская агентурная разведка», в которой он определил перечень «типовых» учебных дисциплин, преподававшихся в спецшколах и на курсах:

  • «организация, комплектование и вооружение Красной Армии; политико-моральное состояние личного состава Красной Армии; транспорт СССР;
  • промышленные и военные объекты; военная топография; организация и деятельность советской контрразведки;
  • способы переброски агентуры в тыл Красной армии и методы легализации;
  • добыча и передача разведывательных данных;
  • методы конспирации;
  • радиодело и работа на ключе (для радистов);
  • история партизанских отрядов; составление радиограмм, донесений и отчетов;
  • развитие слуховой и зрительной памяти;
  • физическая подготовка; история НСДАП и «Новый порядок» в Европе

Особенности обучения радистов

Очевиден то факт, что вне зависимости от целей и задач диверсионно-разведывательной группы самым главным для её успешной работы является хорошая связь с командованием. Обучение радистов рассмотрим особо.


Радисты вне зависимости от направления деятельности школы (разведывательная или диверсионная) кроме общих дисциплин изучали радиодело, умение работать на ключе на слух, правила вступления в связь с разведцентром, методы шифровки и дешифровки радиограмм.


Агент-радист считался подготовленным, если он мог принимать и передавать без ошибок 70-80 знаков в минуту. Отметим, что такая глубокая и серьезная подготовка проводилась лишь в нескольких школах на территории БССР (в Борисове, Минске, Витебске, Гомеле и др.).


При подготовке радистов в абвершколе в Борисове (Печи) читались следующие дисциплины:

  • передача на ключе;
  • шифровка;
  • метеорологический шифр;
  • специальный код;
  • радиостанция;
  • обмен корреспонденцией – проводится исключительно под наблюдением немцев.

Преподавательский состав

По своему составу преподавательский состав разведшкол и курсов был весьма разношёрстным.


Надо отметить, что это факт был хорошо известен партизанам. В «Отчете о состоянии разведывательной работы по 1-й партизанской бригаде т. Захарова» от 28 июля 1943 г. указывалось: «Основной преподавательский состав в школах – старые матерые немецкие шпионы из отделов гестапо, а также есть часть русских, прошедших шпионское воспитание в Германии и имеющие большой шпионский стаж».


В небольших школах и на вечерних курсах руководящий и преподавательский состав мог состоять не только из кадровых немецких офицеров, но и из местных кадров, находящихся на службе у оккупантов. Это могли быть сотрудники полиции, различных учреждений, командный состав РОА и т.д.


В крупных (стационарных) школах в областных и районных городах руководитель, его заместитель и некоторые преподаватели были офицеры и сотрудники немецких спецслужб, а часть преподавателей и вспомогательный персонал был представлен местными кадрами, в основном из активных коллаборантов и даже военнопленных. Такая ситуация характерна для школ абвера в Борисове (Печах), Минске, Витебске, учебных центров в Гомеле, Могилеве, Полоцке и др. Например, в Оршанской разведывательно-диверсионной школе преподавателями были пять советских военнопленных в чине от младшего до старшего лейтенантов. В одной из разведшкол в Минске преподавателями были несколько бывших сотрудников НКВД.

В Борисове на вечерних курсах ГФП преподавали местные «активисты» Стась, Руденко и Щерс.

Руководителями и преподавателями «периферийных» школ в Ельнице и Куренце также были предатели, перешедшие на службу к немцам.

Дисциплина и распорядок дня

Обучавшимся агентам разрешалось свободное общение между собой и категорически запрещалось общение с гражданским населением за пределами школ. Выход из школы в город разрешался руководством школы только в исключительных случаях.


Но были и исключения: обучение в Гомельской разведшколе проходило ежедневно с 9 до 15 часов, кроме выходных. В субботу и воскресенье предоставлялось свободное время и разрешался выход в город до 24 часов.

Вещевое и денежное довольствие

Одежда у курсантов также могла отличаться.


Военнопленным могли сохранять их одежду, а могли выдавать полувоенную или немецкую (чешскую) форму без знаков отличия.

Гражданское население посещало лекции в своей одежде. Кроме того, немецкое руководство могло выдавать им новую одежду, что в условиях дефицита военного времени являлось для курсантов хорошим дополнительным стимулом.
При абвершколе в г. Борисове действовала собственная мастерская по пошиву и подгонке обмундирования.

За обучения в школах курсантам платили деньги.
Например, в Борисове – от 45 до 80 марок агенту и 40 – родственникам, после ухода агента на задание.


В Гомеле – 50 марок, а за выполнения задания шпионам из Баранович обещали вознаграждение в 3000 рублей.


В зависимости от характера задания агента и его легенды, подбиралось соответствующее обмундирование и экипировка. При засылке в партизанские соединения шпион надевал гражданскую одежду.


При заброске агентуры в тыл СССР или в части Красной Армии экипировка агентов была более сложная и тщательная.


Выпускников абвершколы в Борисове снабжали следующими товарами и предметами:

  • документами, военными билетами,
  • паспортами,
  • военными аттестатами,
  • орденами и медалями,
  • деньгами,
  • черным хлебом крестьянской выпечки,
  • салом, колбасой и копченостями, спиртом, шоколадом в плитках,
  • махоркой, спичками,
  • газетами,
  • карандашами,
  • бритвами,
  • ножами

Радистам-телеграфистам в обязательном порядке давались компасы (русские и немецкие), немецкие карманные фонарики двух марок и часы.

Питание

Рацион питания курсантов не отличался особым разнообразием.


Для наглядности приведем меню и распорядок дня в учебном центре «Цеппелина» в местечке Волау (Волув) в 40 км от Вроцлава. Подъем был в 6 часов утра, затем 15-ти минутная зарядка и туалет. В 8 часов завтрак, который состоял из 200 грамм хлеба, 25 грамм маргарина или меда (редко) и 0,5 литра кофе без сахара. Занятия начинались в 9 часов и продолжались до 12 часов. В 12 часов начинался обед, который включал 1 литр картофельного супа с мукой без хлеба. После обеда курсантам давался 1 час отдыха, а потом начинались занятия по спецподготовке. В 18 часов ужин: 200 грамм хлеба и 50-70 грамм ливерной колбасы и кружка кофе.


Детей-курсантов кормили несколько лучше. При подготовке детской агентуры в школе в Борисове питание курсантов состояло из лапши или риса со сладким чаем (молоком). На обед давали суп с мясом и картошку с котлетой, а на ужин – молоко или чай с хлебом. Таким образом, для курсантов стационарной формы обучения предусматривался полный пансион.


Агентов, готовившихся на вечерних курсах в свободное от основной работы время, могли в качестве поощрения дополнительно обеспечивать сухим пайком.

Выводы

  1. На территории оккупированной БССР действовали как школы с краткосрочным учебным курсом (от 7 дней до месяца), так и с более длительным сроком обучения (до 1 года). Наиболее оптимальные и часто используемые сроки подготовки в разведывательных центрах на территории Беларуси составляли от 3 до 6 месяцев. Уровень подготовки агентов в большинстве школ на территории БССР было невысокий. В ряде случаев давались лишь базовые навыки и умения для простейших разведывательных и диверсионно-террористических акций.
  2. Унифицированной программы подготовки курсантов в спецшколах не было. Уровень и качество подготовки в каждом отдельном случае мог значительно отличаться. Это было связано с такими аспектами как: подчиненность школы, направление ее деятельности, половозрастные и национальные характеристика курсантов, предполагаемые задания и т. д.
  3. Преподавательский состав был сформирован как из кадровых немецких офицеров и специалистов, так и из числа квалифицированных местных коллаборантов и военнопленных.
  4. Дисциплина в школах отличалась строгостью. Секретность соблюдалась путём ограничения внешних контактов курсантов. Однако были и исключения (Гомельская школа). На вечерних курсах для местных жителей дисциплина, безусловно, носила совершенно иной характер.
  5. Обучение курсантов в разведшколах и последующая их боевая работа оплачивались. Причём, при уходе агента на задание денежное довольствие выдавалась родственникам. За успешные выполнения заданий существовали премиальные денежные вознаграждения.
  6. Курсантам могли сохранять ту форму или гражданскую одежду, в которой они поступили в школу, или выдать новую, не обязательно немецкую (напр. трофейную или форму стран-сателлитов Германии). Экипировка отправляющихся на боевую работу выпускников проводилась весьма тщательно и в точном соответствии с легендой агентов.
  7. Питание в школах было удовлетворительным.
  8. Материально-техническое обеспечение учебного процесса поддерживалось на высоком уровне.
  9. Созданная немцами на территории оккупированной БССР разветвленная система подготовки разведывательно-диверсионной агентуры хотя и не имела централизованного руководства, но была в достаточной мере обеспечена материально, была хорошо ориентирована на потребности войны, а её работа носило систематический и массовый характер.
(Visited 70 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 27.03.2021
закрыть