Символы реванша

20:51 Предметы истории, Статьи

С момента обретения государственного суверенитета в 1991 году в Беларуси идет борьба по вопросу государственной символики, а именно герба и флага…

С момента обретения государственного суверенитета в 1991 году в Беларуси идет борьба по вопросу государственной символики, а именно герба и флага. Протесты прошлого года добавили в общественный дискурс гимн как ещё один пункт самоидентификации.  

Подобная борьба символов не является чем-то уникальным для постсоветского пространства. Она началась в последнее десятилетие существования СССР и не закончилась до сих пор. 

Чтобы понять современность, иногда надо заглянуть в прошлое. Поэтому вспомним, когда началось противостояние символов. А заодно попытаемся понять, в чём таятся корни подъема национал-шовинизма в 1980-х годах, произошедшего в стране с интернациональной идеологией. 

Нравится ли это адептам БЧБ-флага и их идеологическим братьям (участникам эсэсовских маршей в Прибалтике и фанатам дивизии «Галичина» на Украине), но их идеология не оригинальна. Она была импортирована в бывшие союзные республики из-за границы. Там она вызревала в среде эмиграции, сильно приправленной выжившими на Западе нацистскими коллаборационистами. 

Эмигрантские круги использовали «патриотические» лозунги не просто для возвращения и последующего мирного «встраивания» в уже существующую систему. Такого, как нам показывал нам Георгий Жженов в образе графа Тульева из шпионской саги конца 1960-х – начала 1980-х. Но реальные эмигранты несли своим странам не мир, но меч. Под жёстким давлением нахлынувших с Запада наследников Виктора Арайса, Андрея Власова, Станислава Булак-Балаховича, Радослава Островского, Степана Бандеры, Гельмута фон Паннвица, в своей жизни исповедовавших принцип «хоть с чертом, но против советской власти», новая власть стран бывшего СССР активно начала разыгрывать карту «патриотизма», прикрываясь при этом лозунгами борьбы с последствиями советской «оккупации». Концепция последней также является идеологическим мифом, сформулированным эмиграцией. 

Поначалу привнесённые из эмиграции символы старались не отождествлять с нацистскими коллаборационистами. Хотя бы потому, что это вызвало бы отторжение. Особенно в Беларуси, республике, наиболее пострадавшей от нацистов. Поэтому их стали «продавать» публике как символы европейского пути, западного тренда в развитии страны. А прежние, советские, начали представляться как наследие «совка». Да простят меня читатели за это оскорбительное определение советского строя. Но из песни националистов слова не выкинешь, поэтому я его и употребляю применительно к стратегии по борьбе с советским наследием. 

И молодёжь «купилась» на эту европейскую ширму того же БЧБ – флага. А зря. Ведь как волка нацистских коллаборационистов не ряди в шкуру европейской овцы, но звериное нутро прорвётся рано или поздно. Символы — это матрица исторического развития. За символами прицепом рано или поздно пойдёт глорифицирование нацистских коллаборационистов, как это уже происходит в Прибалтике и на Украине. 

Но адепты БЧБ – флага сделали то, что сами явно не ожидали. Они побудили сторонников власти посмотреть на БЧБ – флаг как флаг нацистских коллаборационистов. Таким образом нынешним символам Беларуси, под которыми происходит противостояние с бчбистами, вернулась их антифашистское значение. 

И теперь уже борьба символов в Беларуси относится не только к нынешней политической повестке. Противостояние вышло на уровень исторической матрицы времён Великой Отечественной войны. А адепты БЧБ – флага, купившиеся на его европейскую маркетинговую оболочку, выбрали проигравшую сторону. 

На Украине проигравшие в 40-х бойцы дивизии «Галичина» руками молодёжи взяли реванш. Их правнуки маршируют по улицам украинских городов под их лозунгами. Удастся ли это в Беларуси? 

(Visited 60 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 03.06.2021
закрыть