«ЧЁРНЫЙ КОТ» И ЕГО ПРЕДВОДИТЕЛИ

21:34 Статьи

Провал попыток создания антисоветского белорусского повстанческого движения

(печатается по журналу «Беларуская думка», № 12, 2015 г., (БЕЛТА)

https://beldumka.belta.by/isfiles/000167_910754.pdf)

С середины 1990-х годов начали формироваться, по сути, новые направления в белорусской исторической науке по исследованию проблем образования и деятельности на территории Беларуси во время Второй мировой войны и в послевоенный период, вплоть до середины 1950-хгодов, антисоветских подпольных структур. Увидели свет ряд основательных научных работ, базирующихся на объективном анализе разноплановых архивных источников. Но, вместе с тем, появились и публикации, основанные в большей степени на реанимировании псевдоисторических мифов, рожденных политическими структурами белорусских эмигрантов

В изданном в 1999 году справочнике «Антысавецкiя рухi ў Беларусi: 1944–1965» содержатся статьи Сергея Ёрша о деятельности на территории Беларуси в послевоенный период «Беларускай вызвольнай арміі» (другие варианты названия «Чорны кот», «Беларускае краёвае войска»). По мнению автора, белорусская антисоветская партизанская организация «Черный кот» была создана в 1944 году в Налибокской пуще. Руководил подпольной структурой Главный штаб во главе с генералом Михалом Витушко (подпольный псевдоним «Лось»). Организация якобы включала в себя несколько отделов: белорусский, который собственно и носил название «Черный кот», а также литовский, латышский, немецкий и украинский. Подпольная структура насчитывала несколько тысяч участников и активно боролась с советской властью вплоть до конца 1950-х годов. По утверждению С. Ёрша, пик деятельности «Черного кота» пришелся на 1948–1950 годы – его участники осуществляли диверсии на железных дорогах, совершали террористические акты в отношении представителей советской власти, а в октябре 1948 года они якобы даже намеревались осуществить покушение на И. Сталина [1, с. 126–128, 157–158].

Попытаемся разобраться, что же представляла из себя «армия» М. Витушки «Черный кот». В качестве источниковой базы обратимся к публикациям, ранее подготовленным автором по итогам изучения документов из архивных фондов КГБ Республики Беларусь, главным образом уголовных дел участников коллаборационистских партий, организаций и вооруженных формирований, арестованных органами госбезопасности.

В августе 1944 года президент созданной оккупационными властями Белорусской центральной рады (БЦР) Р. Островский обратился с меморандумом к германскому правительству с просьбой предоставить возможность осуществлять политическую и практическую деятельность БЦР на территории Германии. Со своей стороны Рада брала на себя определенные обязательства, одним из которых была организация борьбы разведывательно-диверсионных групп за линией фронта в советском тылу. С этой целью в местечке Дальвитц, расположенном в районе г. Инстербург (Восточная Пруссия), по инициативе руководства БЦР и с согласия абвера была создана разведывательно-диверсионная школа, которая в целях конспирации именовалась «Специальный батальон «Дальвитц». В октябре 1944 года она была передислоцирована в имение Вальбуж около польского города Быдгощ, а в апреле 1945 года перемещена в район германского города Шварценбург. «Специальный батальон «Дальвитц» состоял из бывших полицейских, членов Белорусской независимой партии (БНП), Белорусской краёвой обороны (БКО), Союза белорусской молодежи (СБМ), других коллаборационистских организаций и насчитывал около 200 человек.

Общее руководство школой осуществляли представители абвера майор Герулис, лейтенант Шинклер и фельдфебель Вульфан. Заместителем начальника школы по учебной части был руководитель БНП капитан В. Родько, начальником учебной части – бывший командир 68-го батальона БКО и один из руководителей БНП капитан Б. Рогуля (воинские звания В. Родько, Б. Рогули, Ю. Луцкевича и др. коллаборационистов далее в тексте – это звания участников БКО. – И.В.). Культурно-просветительскую работу среди курсантов проводил А. Шантырь, лекции по истории Беларуси читал лейтенант Ю. Луцкевич. В программу обучения разведывательно-диверсионной школы входили тактика ведения партизанского боя, подрывное дело, топография, санитарное дело, строевая подготовка. Для обучения радиоделу отдельные курсанты направлялись в специальную школу разведчиков-радистов в район Данцига [2, с. 21–22].

Первая группа дальвитцких парашютистов – 4 человека – была десантирована в советский тыл в ночь с 16 на 17 сентября 1944 года. Руководитель группы А. Войтович приземлился в районе деревень Гезгалы и Белица Дятловского района Барановичской области (тут и далее административнотерриториальное деление БССР приводится по состоянию на время описываемых событий. – И.В.), И. Король и Б. Груздев – недалеко от Сморгони, Беневич – в районе Вильнюса. Парашютисты были одеты в форму военнослужащих Красной армии, вооружены советским оружием, снабжены рацией, поддельными документами, гражданской одеждой и взрывчаткой.

После задержания советскими органами госбезопасности А. Войтович на одном из допросов сообщил, что перед десантированием получил задание установить места расположения аэродромов на территории Барановичской области, количество и типы самолетов, размещенных на них, наименования и фамилии командиров авиачастей, дислоцирующихся в области. Агенты абвера также должны были получить разведданные о местах дислокации частей Красной армии и наличии групп германских солдат, скрывающихся в тылу советских войск, организовать проведение диверсий на железных дорогах. Для выполнения полученных заданий А. Войтовичу было рекомендовано задействовать секретных сотрудников СД, оставленных в Любчанском, Новогрудском и Сморгонском районах.

Кроме заданий, определенных абвером, секретно от немецкой разведки Б. Рогуля поручил А. Войтовичу изучить возможности ведения подпольной работы на территории Барановичской области по линии Белорусской независимой партии. Для этого десантнику необходимо было пропагандировать идеи БНП среди местного населения путем распространения партийной литературы. От А. Войтовича требовалось также установить связь от имени БНП с командованием формирований польской Армии Крайовой (АК), действовавших в Барановичской области.

После возвращения в Дальвитц или из советского тыла по радио А. Войтович должен был передать германской разведке, что в Беларуси активно проводит антисоветскую подпольную работу Белорусская независимая партия. По мнению Б. Рогули, получение такой информации должно было заставить германские власти признать БНП как весомый фактор в борьбе с Советским Союзом и оказать партии действенную военную и финансовую помощь.

Встреча руководителя группы с радистом Б. Груздевым должна была состояться в октябре 1944 года в деревнях Перевоз или Карпиловка Сморгонского района. Однако уже 28 сентября А. Войтовича задержали сотрудники НКГБ на территории Любчанского района. На допросах он сообщил, что в сентябре 1944 года намечалась заброска еще одной группы дальвитцких парашютистов, в состав которой должны были войти Ф. Давидчик, М. Шунько и другие курсанты школы, фамилии которых задержанный не вспомнил.

В октябре 1944 года на станции Лида сотрудниками транспортного отдела НКГБ при проверке документов были задержаны И. Король и Б. Груздев. В ходе следствия они сообщили, что если немцы от них получат разведданные о деятельности белорусских вооруженных отрядов в тылу Красной армии, в Новогрудском районе будет высажен еще один дальвитцкий десант [3, с. 67–69].

Десантирование второй группы произошло в ночь с 17 на 18 ноября 1944 года в районе Вильнюса. В состав группы входили 27 человек во главе с майором вермахта членом БНП М. Витушко (партийный псевдоним «Рысь») и членом ЦК БНП И. Гинько («Круглый»), а также и Б. Рогуля. Однако по невыясненным до конца обстоятельствам он не вылетел. Существует версия, что Б. Рогуля просто струсил. После этого он покинул расположение разведшколы и выполнял до конца войны другие задания Рады БЦР. Место Б. Рогули в руководстве Дальвитцкой разведшколы занял видный представитель белорусской коллаборации майор И. Гелда. Парашютисты были одеты в форму офицеров и рядового состава БКО со всеми знаками различия.

От них требовалось создать базу в Налибокской пуще, наладить связь с белорусским антисоветским подпольем, установить контакты с структурами АК, германскими диверсионными отрядами, власовцами. Группа М. Витушко должна была также собирать разведданные о дислокации советских воинских частей, сведения о настроениях местного населения и организовать посредством выпуска листовок антисоветскую пропаганду среди местных жителей. Переброска парашютистов проводилась с большой высоты в плохих метеоусловиях, поэтому они в ходе десантирования рассеялись и не смогли собраться в одном месте. М. Витушко, врач Г. Богданович («Черный»), И. Григорович («Яночка»), М. Шунько («Качан») и радистка Т. Черемшагина («Асмалок») после приземления приняли решение переместиться в Рудницкую пущу. В декабре 1944 года они попали в расположение аковского формирования под командованием «Комара» и в январе следующего года по распоряжению Виленского округа АК были включены в его состав [4, с. 552–553; 5].

М, Витушко

В январе 1945 года в результате боя с советскими солдатами, проводившими оперативно-войсковую операцию в Рудницкой пуще, в районе озера Керново М. Витушко (псевдоним в формировании АК «Мись») был убит. Этот факт подтверждают и документы по итогам проведения оперативно-войсковой операции, и показания очевидцев из числа арестованных участников десанта (Г. Богданович, М. Шунько), а также аковцев.

Вместе с тем С. Ёрш версию гибели М. Витушко отвергает. По его мнению, тот десантировался не в ноябре 1944 года, а позже. Погибший же в январе 1945 года командир дальвитцких десантников выдавал себя за другого. Вооруженные подпольные структуры под руководством «генерала Витушко» успешно действовали на территории Белорусской ССР вплоть до начала 1950-х годов. После поражения повстанческого движения руководитель подполья перебрался на Запад и умер только в 1990-е годы [1, с. 30–31, 119, 126–129].

Во второй половине февраля 1945 года Г. Богданович, И. Григорович, М. Шунько были переведены в аковский отряд под командованием «Мысливого». Т. Черемшагина (аковский псевдоним «Ванда») из-за болезни была отпущена из формирования АК и в дальнейшем ее следы затерялись. В апреле того же года Г. Богданович заболел и около месяца укрывался у местного населения, а затем был переведен в аковский отряд под командованием «Лялюся», вместе с которым нелегально перешел на территорию Польши. В 1949 году его арестовали польские органы госбезопасности и передали советским властям. На тот момент он служил старшим полковым врачом 62-го пехотного полка 18-й пехотной дивизии Войска Польского. Еще раньше сотрудники МГБ арестовали М. Шунько. И. Григорович нелегально перешел на территорию Польши, где следы его затерялись [3, с. 69–70].

В. Конюх и Т. Черемшагина, участники группы М. Витушко

В ноябре 1944 года в районе деревень Яшуны и Большие Солечники Вильнюсского уезда Литовской ССР сотрудники отдела «Смерш» 50-й запасной Литовской дивизии совместно с оперативной группой отдела контрразведки «Смерш» Белорусского военного округа задержали 10 германских агентов-парашютистов: лейтенанта И. Борисика, И. Макаревича («Пудовый»), повара разведшколы В. Талако («Кухар»), Э. Федоровича, П. Гросса («Лайза»), И. Мешица, А. Семашко («Альфонс»), М. Бычека («Мишка»), С. Буцкевича («Кляйне») и В. Лапковича («Шавец»).

В том же месяце сотрудники Лидского городского отдела (ГО) НКВД задержали П. Шляхтуна, члена группы М. Витушко, который на допросе сообщил, что после приземления под руководством лейтенанта Ф. Давидчика собралась группа десантников в количестве 8 человек, которая направилась в район Новогрудка. В ее состав входили В. Конюх («Артист»), И. Гинько, И. Сергейчик («Славный»), С.Мацукевич («Соломон»), В. Красковская-Давидчик, А. Куимов, А. Мацук («Гаубица») и К. Шишея («Хмара»).

В ходе организованного розыска в ноябре 1944 года в Любчанском районе были задержаны Ф. Давидчик и его жена В.Красковская-Давидчик, в Ивьевском районе Молодечненской области – В. Конюх, И. Гинько, А. Куимов и А. Мацук. В том же месяце в Дятловский райотдел НКВД явились с повинной С. Мацукевич и И. Сергейчик. В декабре сотрудники Лидского ГО НКВД задержали К. Шишею.

М. Кайдак после десантирования вернулся к месту жительства в Любчанский район и проживал на нелегальном положении вплоть до задержания в апреле 1951 года оперативной группой Управления МГБ Барановичской области. Неизвестной осталась судьба В. Макаревича («Поп»), участника группы М. Витушко [4, с. 553–554].

Возникает закономерный вопрос: каким образом мертвый М. Витушко мог организовать нелегальную «армию» «Черный кот», насчитывавшую несколько тысяч участников? Допустив определенную поправку, предположим, что «Черному коту» удалось стать участникам третьего и последнего по счету дальвитцкого десанта.

В ночь на 21 декабря 1944 года в Березинском районе Минской области была выброшена еще одна группа дальвитцких парашютистов с тем же заданием, что были у предыдущих десантов. В ее состав, кроме руководителя Н. Шпакова, входили другие члены БНП – А. Филиппович, Н. Галенчик и М. Сальников. Но во время приземления они были арестованы.

Аусвайс А Филипповича

В ходе следствия было установлено, что Н. Шпаков родился в 1907 году в деревне Ордово Невельского района Калининской области, по национальности он – русский. С 1939 года являлся кандидатом в члены ВКП(б). В 1941–1944 годах работал бригадиром по ремонту железной дороги на станции Новохованск Западной железной дороги. В сентябре 1941 года был завербован германской разведкой. Весной 1944 года Н. Шпаков эвакуировался в Кёнигсберг, где работал грузчиком на товарной станции.

При посредничестве своего знакомого, бывшего полицейского Плещеницкого района Минской области И. Белякова, в августе 1944 года Н. Шпаков встретился с Ю. Луцкевичем, который предложил им поступить в Дальвитцкую разведывательно-диверсионную школу, и он дал согласие. Вместе с ним в разведшколу прибыли еще 9 человек, завербованных в рабочем лагере Мингенен (окраина Кёнигсберга). Поскольку Ю. Луцкевич подбирал курсантов из числа белорусов, при поступлении в школу Н. Шпаков назвал себя белорусом. Так как Н. Шпаков сообщил руководству разведшколы, что является германским агентом, его назначили руководителем десантной группы, перед которой была поставлена задача установить связь с находящейся в районе Минска группой германских солдат и офицеров в количестве 200 человек и помочь ей переместиться к месту посадки транспортных самолетов, расположенному к западу от белорусской столицы. После этого десантники должны были связаться с М. Витушко и поступить в его распоряжение в качестве пополнения. Ю. Луцкевич поручил Н. Шпакову передать при встрече с М. Витушко, что в начале 1945 года в районе Слуцка намечено десантирование еще одной группы из 17 человек под командованием лейтенанта Рудака. В случае если связь с группой М. Витушко не будет установлена, Н. Шпакову ставилась задача остаться на нелегальном положении, создать повстанческую группу из местного населения и проводить диверсии, теракты и антисоветскую агитацию [3, с. 71].

Поддельные документы. Изъятые у Н. Шпакова

Окончание следует

(Visited 41 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 28.10.2021
закрыть