Два зеркала одной беды

13:13 «Без срока давности»

Человечество воевало всегда… Но с каждым витком своего развития делало это все масштабнее, страшнее и извращеннее. Сначала — откровенно за земли, золото, власть и другие блага. Это было жестоко, но объяснимо. Потом — за веру (вспомним Крестовые походы). И наконец (Вторая мировая война) — за чистоту нации, за абсолютное превосходство одних над другими только по факту рождения. Превосходство в такой степени, что у «низших» не было права ни на свободу, ни на саму жизнь, а у «высших» происходила такая внутренняя деградация, что иначе, как массовым помешательством это назвать невозможно…

Хатынский лес

Хатынский лес

Как ещё объяснить существование в фашистской Германии специально разработанного плана «Ост», предусматривающего на протяжении 30 лет принудительную депортацию за Урал 2/3 населения захваченных славянских территорий, насильственное «онемечивание» 10-15 % жителей оккупированных восточных земель, превращение в дешевую рабочую силу или полное уничтожение тех, кто в эти проценты не попал? Как объяснить и то, что в массовых расстрелах славян принимали участие сотни немецких солдат, искренне убежденных в том, что имеют на это право? Доказательство тому — записи из дневника немецкого обер-ефрейтора И.Гердера: » 29 августа. В одной деревне мы схватили первых попавшихся 12 жителей и отвели на кладбище. Заставили их копать себе просторную и глубокую могилу. Люди плачут, а мы смеемся над слезами! Славянам нет и не может быть никакой пощады!» Белорусам, украинцам, русским, евреям, прибалтам — никому нельзя было проявлять и тени своеволия, малейшая попытка его грозила мучительной смертью от рук карателей. Два ярких примера, два символа фашистского геноцида на территории бывшего СССР — Хатынь и Хацунь. Белорусская и русская деревни за много километров друг от друга с одной и той же историей.

22 марта 1943 года немецкий карательный отряд сжег в оккупированной Белоруссии деревню Хатынь — со всеми жителями… За день до этого в деревне заночевали партизаны, которые отправились утром в соседние Плещеницы, а навстречу им из Плещениц выехала легковая автомашина в сопровождении двух грузовиков с карателями из 118-го батальона шуцманшафта 201-й немецкой охранной дивизии. По дороге немцы встретили женщин из деревни Козыри, работавших на лесозаготовке и ничего про партизан не знавших, а через 300 метров фашисты попали в засаду, где был убит капитан полиции Ганс Вёльке, чемпион Олимпийских игр в толкании ядра, любимец и личный протеже Гитлера. Смерть его и страх перед Фюрером привели немецких солдат в ярость. Тут же были расстреляны 26 ни в чем не повинных женщин с лесоповала, прочесан лес и окружена Хатынь. Всё население деревни согнали в колхозный сарай и заперли в нём. Через несколько минут сарай запылал, подожженный с четырех сторон, рухнули двери — охваченные ужасом горящие люди были встречены пулеметными очередями.149 жертв — не бойцов действующей армии, а женщин, детей и стариков — стали пеплом, а десятки карателей смотрели на это как на неизбежное последствие «непослушания» тех, кого «истинные арийцы» отнесли к категории «человеческий мусор». Выживших в том аду было совсем немного, среди них — деревенский кузнец Иосиф Иосифович Каминский. Обгоревший и раненый, он пришёл в сознание среди горы мертвых тел, где и нашел своего сына Адама. Мальчик был еще жив, но безнадежен — огнестрельное ранение в живот, обширные ожоги. Адам скончался на руках отца. Так и стоят они сейчас на месте сожженной деревни: поседевший, изможденный, убитый горем отец и мертвый сын у него на руках.

А в соседней с Белоруссией Брянской области свой мемориал и свое напоминание о человеческом безумии — Хацунь — скорбная сестра Хатыни. 6 октября 1941 года войска Брянского фронта оказались в немецком кольце. Вырываясь из него, разделились на группы, одна из которых оказалась в Хацуни и спряталась в пустующих домах на краю деревни. В это же время через деревню немцы конвоировали пленных — завязалась перестрелка, часть конвоиров убили, а часть бежала на горе всем жителям деревни, потому что на следующий день сюда прибыли три группы немцев по 60 человек для показательной расправы. Вот выдержка из воспоминаний Афанасия Кондрашова, одного из тех, кому чудом удалось спастись: «Помню, как они выгнали женщин, детей и стариков на середину деревни. Многие были босы, раздеты. Женщины держали на руках детей, некоторые жители несли с собой узелки. Всех построили недалеко от дорожной канавы, а напротив поставили пулемет. Старики и женщины прикрывали детей собой…»

В назидание соседним деревням фашисты запретили хоронить погибших: две недели под открытым небом лежали трупы, среди которых была и шестимесячная девочка, проткнутая штыком прямо в кроватке, и шестнадцатилетняя девушка, прибитая гвоздями к воротам, и три поколения семьи первого хацунского поселенца Стефана Кандрашова: хозяин, его жена, трое сыновей, дочь и двое внуков… Поражает запись одного из немецких рапортов:»Так как большая часть детей была в возрасте от двух до десяти лет, их не захотели оставлять предоставленными самим себе. По этой причине все дети были расстреляны». Что это? Рационализм? Извращенная забота? Духовная чума, внезапно поразившая целую нацию? Ведь деревни разные, земли разные, войска разные — подход один: русские, белорусы, украинцы — все не арийцы не заслуживают права на жизнь.

Человечество воевало всегда… Но если оно не остановится сегодня, если не перестанет искать повод для разжигания любых национальных амбиций, если не увидит, что война — это одно общенациональное и общепланетное горе, история его будет недолгой…

Автор Матрёна БРЯНСКАЯ

(Visited 4 times, 1 visits today)

Последнее изменение: 28.10.2021
закрыть