Деятельность немецких разведывательно-диверсионных и шпионских школ на территории Беларуси в годы Великой Отечественной Войны. Часть 4

13:25 Документы, Статьи

ВЕРБОВКА И ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДИВЕРСИОННОЙ АГЕНТУРЫ НЕМЕЦКИМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ НА ТЕРРИТОРИИ БССР В 1941 – 1944 гг.: НАЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

вербовка и подготовка разведывательно-диверсионной агентуры немецкими спецслужбами на территории БССР. Белорусские коллаборационисты присягают третьему рейху, Флаг бчб, Белорусские националисты.

Основным направлением деятельности немецких разведывательно-диверсионных школ в оккупированной БССР была подготовка агентуры для борьбы с партизанским движением и городским подпольем. Из 68 учебных центров, только 30 % готовили агентурные кадры для заброски в части Красной Армии или в тыл СССР, остальные – для борьбы с партизанами и антифашистским подпольем на территории Белоруссии.

1. ИСТОЧНИКОВАЯ БАЗА

Характеризуя источниковую базу по данной проблеме, исследователю необходимо помнить следующие общие закономерности использования документальных источников на протяжении всего послевоенного этапа:

  •   закрытость архивов. На протяжении всего этого периода можно говорить о том, что документы по этой теме в своем большинстве являлись засекреченными. Это касается как архивов спецслужб, так и соответствующего корпуса документов «партизанских и партийных фондов»;
  •   избирательное и тенденциозное использование материалов. В научный оборот в основном вводились документы, которые показывали положительные стороны деятельности советских чекистов и партизан (статистические данные о количестве разоблаченной агентуры, отчеты по разведывательной и контрразведывательной работе, докладные записки и др.). Из разоблаченных агентов в первую очередь демонстрировались те категории, которые находились в прямой оппозиции к советской власти (бандиты, уголовники, бывшие репрессированные, эмигранты и т.д.);
  •   недостаточное изучение, анализ и ввод в научный оборот «низовых» документов по теме, то есть источников, которые сформировались в партизанских соединениях, руководящих районных, межрайонных, областных и других центрах, а так же в оперативных спецгруппах НКВД/НКГБ. В первую очередь исследователи работали с отчетной документацией руководящих органов партизанского движения, в которой приводятся итоговые цифры и данные, но не давался анализ этих документов на предмет их достоверности. Не прослеживался «путь» разведданных из партизанского отряда или даже агентурного сотрудника (нижнее звено) до штаба партизанского движения и далее (верхнее звено).

Документы БШПД

Документальные источники по разведывательной и контрразведывательной деятельности партизан можно отнести к письменным, а основу комплекса материалов БШПД (Белорусский штаб партизанского движения) и подчиненных ему формирований составляют документы делопроизводства. Представляется корректным использование функциональной классификации делопроизводственных документов по данной проблеме, когда можно выделить следующие основные виды документов: организационно-распорядительные (приказы, указания и рекомендации по ведению разведки, инструкции), планово-отчетные (отчеты, разведывательные и оперативные сводки, донесения, опросные листы, разведданные и др.), судебно-следственные (протоколы допросов, следственные дела) и справочно-информационные (справки, обзоры, аналитические и докладные записки).

Документы НКВД/НКГБ

Отметим также, на наш взгляд, еще несколько важных групп источников. Безусловно, что изучение данной темы невозможно без привлечения документов органов государственной безопасности. Чекисты вели большую работу по выявлению и разоблачению агентов, их вербовке и перевербовке, ведению радиоигр, внедрению в немецкие спецшколы. К сожалению, приходится констатировать, что доступ к документальным источникам архивов КГБ и МВД, на сегодняшний день, практически не возможен. Вместе с этим отметим, что значительный корпус документов НКВД/НКГБ имеется на хранении в Национальном архиве Республики Беларусь (фонды 4п, 1450, объединенные архивные партизанские фонды). Выделим «Разведсводки НКВД БССР об органах германской разведки, контрразведки, погранполиции, контрреволюционных формированиях, дислокации воинских частей и мероприятиях немцев на территории генерал-губернаторства против пограничного участка БССР», которые составлялись накануне начала немецкого нападения и показывают значительную активность спецслужб противника по заброске своей агентуры на советскую территории.

Значительный интерес представляют спецсводки народного комиссара внутренних дел, отчеты, рапорты и докладные записки работников НКГБ и НКВД о положении в оккупированных районах и их работе в тылу врага, протоколы опроса лиц, вышедших из плена и окружения, отчеты о работе спецгрупп. Наиболее информативным источником по данной проблеме являются спецсообщения наркома государственной безопасности Л. Цанава на имя Первого секретаря ЦК КП(б)Б П. Пономаренко, которые он регулярно посылал в 1942-1943 гг.

Немецкие документы

Необходимо сказать о таком значительном по объему массиве источников, как трофейные документы (оригинальные, или переводные) немецких оккупационных и разведывательных органов, руководящих структур, воинских соединений различных уровней. Они касаются, прежде всего, вопросов борьбы с партизанским движением. Это различного рода указания, рекомендации и правила, которые регулировали и определяли вопросы противопартизанской борьбы. В качестве примера приведем документы, связанные с деятельностью абвергруппы-315, абверкоманды-303, директивы и указания «Зондештаба-Р», «Служебные указания офицерам разведки и контрразведки, состоящим при командующем охранными частями группы армий «Центр» от 2 апреля 1943 г. Также это документы о деятельности полицейских и антисоветских формирований и организаций Привлечение этих документов позволяет взглянуть на проблему глазами противника, оценить и проанализировать комплекс противопартизанских мероприятий, в том числе подготовку и заброску агентуры.

2. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА НЕМЕЦКИХ СПЕЦСЛУЖБ, ДЕЙСТВОВАВШИХ НА ТЕРРИТОРИИ ОККУПИРОВАННОЙ БССР

В годы оккупации немецкие спецслужбы развернули на территории БССР массовую работу по вербовке и обучению разведывательно-диверсионной агентуры как из гражданского населения, так и из числа военнопленных, которые содержались в более чем 160 лагерях. Своеобразным руководством к этой деятельности стали три заповеди в разведке, сформулированные Рудольфом Гессом: «Нет такой тайны, которую нельзя было бы узнать», «Каждый может быть шпионом» и «Каждый должен быть шпионом». Одними из главных критериев в деятельности немецких секретных органов была нацеленность на результат и в определенной степени игнорирование идеологических и нравственных барьеров в работе.

Абвер

Ведущее место в разведывательной работе Третьего рейха отводилась абверу – органу военной разведки и контрразведки, который был организован в 1919 г. В связи активной внешнеполитической деятельностью Германии и ее возрастающей подготовкой к войне, в 1938 г. была произведена реорганизация абвера, на базе которого было создано Управление «Абвер-заграница» при штабе верховного командования вооруженных сил Германии (ОКВ). Перед этим управлением была поставлена задача организовать широкую разведывательную и подрывную работу против стран, на которые готовилась напасть Германия, особенно против Советского Союза. Практическую разведывательную, контрразведывательную и диверсионную работу проводили периферийные органы абвера – абверштелле (далее – АСТ), имевшиеся в каждом военном округе. Они выявляли агентуру и лиц, враждебно относившихся к Германии, вели борьбу с партизанским движением и готовили агентов для фронтовых команд абвера. Отличительной чертой юридического оформления статуса периферийных органов немецкой разведки является то, что они выступали не от имени своих разведывательных и специальных органов, а под прикрытием различных гражданских государственных учреждений и частных предприятий, формально не имевших никакого отношения к деятельности разведки.

В июне 1941 г. для организации разведывательно-диверсионной и контрразведывательной деятельности против Советского Союза и для руководства этой деятельностью был создан специальный орган на советско-германском фронте, условно именовавшийся штаб «Валли». Он подчинялся соответствующему отделу Управления «Абвер-заграница» и докладывал о результатах разведывательной и подрывной деятельности против СССР.

С 1942 г. в непосредственном подчинении «Валли-1» находился специальный орган «Зондерштаб-Р» или «Особый штаб Россия», проводивший агентурную работу по выявлению партизанских отрядов, антифашистских организаций и групп в тылу действующей немецкой армии. «Зондерштаб-Р» занимался агентурной разведкой и разложением партизанских отрядов, выявлением лиц, связанных с партизанами, подпольных антифашистских групп и организаций. С октября 1943 г. на «Зондерштаб-Р» было также возложено проведение агентурной разведки в тылах советских войск.

Еще накануне нападения нацистской Германии на Советский Союз, весной 1941 года, всем армейским группировкам немецкой армии были приданы по одной разведывательной, диверсионной и контрразведывательной абверкоманде, а армиям – подчиненные этим командам абвергруппы. Именно абверкоманды и абвергруппы с подчиненными им школами являлись основными органами немецкой военной разведки и контрразведки, действовавшими на советско-германском фронте. Всего на территории БССР в годы войны действовало 28 абверкоманд и абвергрупп.

Вопреки сложившемуся утверждению о том, что подготовкой разведывательно-диверсионной агентуры и созданием спецшкол занимались структуры абвера, укажем на то, что практически все оккупационные секретные и военные органы, помимо выполнения своих непосредственных задач, вели в разной степени работу по вербовке и подготовки шпионов. Агентура готовилась в разведывательных отделах (1с) охранных дивизий вермахта, которые были тесно связаны с органами полевой жандармерии и тайной полевой полиции (ГФП).

Тайная полевая полиция

Особую роль в системе оккупационного аппарата восточной Беларуси исполняла тайная полевая полиция, которая была полицейским исполнительным органом военной контрразведки в действующей армии. Руководящие установки подразделения ГФП получали от Управления «Абвер-заграница». Подразделения и службы ГФП были полностью моторизованные и технически оснащенные и были, как правило, укомплектованы опытными полицейскими чиновниками, призванными в армию, или старослужащими унтер-офицерами. Кроме того, перед началом войны в подразделения ГФП были включены опытные сотрудники криминальной полиции (Крипо), которые должны были улучшить следственную работу на Восточном фронте.

По сути, тайная полевая полиции выполняла в зоне военной администрации те же функции, что и полиция безопасности и СД на территории гражданской администрации. ГФП проводило весьма активную и продуктивную работу в области вербовки и подготовки разведывательно-диверсионной агентуры. В 1942 г. в Москве для служебного пользования был подготовлен документ «Мероприятия германского командования против советских партизан (июль 1941 – январь 1942 г.)», где в разделе «Разведка» указывалось: «Тайной полевой полиции вести списки всех секретных агентов с их характеристиками для того, чтобы в случае перемены дислокации, новоприбывающие германские органы автоматически переняли оправдавшую себя агентуру. «Наставление по борьбе с партизанами» рекомендует вербовать секретную агентуру преимущественно из числа «граждан окраинных республик или лиц, семьи которых пострадали от большевиков. Секретные агенты, насколько возможно, должны контролироваться ГФП».

Укажем на то, что подразделения ГФП организовали на оккупированной территории БССР несколько учебных разведывательно-диверсионных центров (курсов) в Борисове, Лепеле, Орше, местечках Семежево (Краснослободского района), Уречье (Слуцкого района), Любане и Старых Дорогах (Минская обл.).

Полевая жандармерия

На всей оккупированной территории восточной Беларуси также действовали подразделения полевой жандармерии, которая осуществляла функции полиции порядка в войсках и в зоне ответственности военной администрации. К началу войны с СССР в вермахте было 15 батальонов полевой жандармерии. На территории восточной Беларуси полевая жандармерия действовала при соответствующих воинских формированиях и административных структурах: в областных центрах функционировали жандармские управления, в районных центрах – жандармские посты, а в сельской местности за порядком следили служащие опорных пунктов. Личный состав жандармских постов был относительно небольшим – около 20 человек. По архивным документам прослеживается достаточно активная деятельность подразделений полевой жандармерии (как на территории Беларуси, так и на территории Украины) по подготовке агентуры.

Оперативная группа «Б»

В тыловом районе группы армий «Центр» и на оккупированной территории БССР действовала оперативная группа «Б» (айнзатцгруппа-Б). Основной зоной деятельности этой группы были районы Минска и Смоленска. Ее первым начальником был СС-бригадефюрер и генерал-майор полиции А. Небе.

В ее состав входили две зондеркоманды (7а и 7б) и две айнзатцкоманды (8 и 9). Общая численность эйнзатцгруппы-Б составляла 655 человек (штаб группы – 71 человек; зондеркоманда 7а – 93; зондеркоманда 7б – 91; айнзатцкоманда-8 – 241; айнзатцкоманда-9 – 186). В июле 1941 г. в Минске была образована передовая команда «Москва», позднее – зондеркоманда-7ц. Вначале ее численность составляла 13 человек. Подготовка агентурных кадров при айнзатцгруппах и командах велась как стационарно – с обучением, так и «на месте» без обучения, только с кратким инструктажем. Так, при зондеркоманде-7б весной 1944 г. в Борисове действовали агентурные курсы. Аналогичные курсы действовали при отрядах айнзатцкоманды-9 в Витебске и Лепеле.

Организация «Цеппелин»

В тесном взаимодействии с айнзатцгруппами действовал разведывательно-диверсионный орган «Цеппелин». Укажем на то, что основным направлением деятельности этой структуры было южное (Крым, южная Украина и Россия, Кавказ), однако структурные подразделения «Цеппелина» размещались и на территории БССР. «Цеппелин» состоял из руководящего штаба, находящегося до весны 1943 г. в Берлине, а также специальных воинских формирований – особых команд и учебных лагерей, действовавших на советско-германском фронте. Агентура «Цеппелина» предназначалась главным образом для провокационной, разложенческой деятельности среди гражданского населения тыловых районов СССР, поэтому, в отличие от абвера, где курсантам давали главным образом разведывательно-диверсионную подготовку, органы «Цеппелина» вели помимо обычного обучения длительную национал-социалистическую обработку шпионов.

Служба безопасности

В связи с учреждением имперского комиссариата «Остланд» и установлением на его территории гражданского управления, а также реорганизацией органов полиции безопасности и СД, в декабре 1941 г. в Минск был назначен начальник полиции безопасности и СД оберштурмбанфюрер СС Эдуард Штраух. Управление размещалось в Минске, в одном из зданий Университетского городка Белгосуниверситета по улице Советской. В соответствии с задачами полиции безопасности и СД все сотрудники ведомства занимались обеспечением безопасности установленного «нового порядка». В первую очередь это борьба с партизанами, любым сопротивлением, проведение карательных акций, борьба с саботажем, разведывательная и контрразведывательная работа, уничтожение евреев, конфискация и передача немецким властям захваченного имущества. К октябрю 1943 г. командиру полиции безопасности и СД в Минске подчинялось около 150 немецких сотрудников и более 1000  «местных» полицейских – прибалтов, фольксдойче и белорусов.  В Барановичах размещался филиал минского командного пункта полиции безопасности и СД. Он подчинялся непосредственно командиру полиции безопасности в Минске.

Полевые комендатуры

Значительная роль в ведении разведывательной работы на оккупированных территориях отводилась комендатурам различных уровней (полевым и местным). Полевые комендатуры создавались, обычно, в пределах области. Им подчинялись местные комендатуры, создаваемые в городах, районных центрах, крупных узлах железных и шоссейных дорог и местах дислокации военных гарнизонов. Полевая комендатура насчитывала от 60 до 80 человек, местные были двух видов: от 30 до 40 и от 15 до 20 человек. Представляется важным отметить, что комендатуры всех уровней играли роль «принимающей стороны», то есть в процессе выполнения задания, или после его окончания разведывательные данные от агента должны были поступать именно в комендатуры, так они, или их филиалы, размещались в небольших населенных пунктах. Сами агенты также должны были возвращаться с заданий через комендатуры. Кроме того, комендатуры различных уровней курировали вопросы засылки агентуры в партизанские соединения из опорных пунктов и гарнизонов.

В результате деятельности вышеназванных немецких спецслужб и оккупационных органов, на территории Беларуси было открыто 68 учебных разведывательно-диверсионных центров.

Продолжение следует.

(Visited 20 times, 1 visits today)

Метки: , , , , , , , , , , , , , , Последнее изменение: 07.06.2021
закрыть