Деятельность немецких разведывательно-диверсионных и шпионских школ на территории Беларуси в годы Великой Отечественной Войны. Часть 4

17:28 Статьи

белорусские партизаны, вербовка в белоруссии, диверсионные школы,

ВЕРБОВКА И ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДИВЕРСИОННОЙ АГЕНТУРЫ НЕМЕЦКИМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ НА ТЕРРИТОРИИ БССР В 1941 – 1944 гг.: НАЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

(продолжение)

Использование национальных кадров

Диверсионно-разведыаетльной деятельнсти обучались не только мужчины призывного возраста. Из 68-и учебных заведений тринадцать школ и курсов обучали детей-диверсантой. Такие заведения размещались в Барановичах, Бобруйске, Борисове, Бресте, Вилейке, Городке, Куренце, Минске, Могилеве, Сенно, Слуцке, Орше и Шумилино. Через эти учебные центры «прошло» от тысячи до нескольких тысяч детей. Более, чем в 20 шпионских школах осуществлялось подготовка «агентов в юбках» – молодых девушек и женщин. К разведывательно-диверсионной работе немецкая разведка привлекала и другие незащищенные категории населения: инвалидов, стариков, сирот и детдомовцев. Но агентура оккупантов различалась не только по возрасту или полу, но и по национальности. Всё зависело от целей.

Вообще, надо признать, что вопрос привлечения к шпионско-диверсионной работе различных национальных групп населения является одним из наиболее малоисследованных направлений деятельности немецких секретных органов на территории оккупированной БССР.

История вопроса

Первые национальные подразделения в системе абвера (немецкая военная разведка и контрразведка) появились еще до начала вторжения немцев в Советский Союз. Для действий против СССР из украинцев, обучавшихся в спецлагерях на территории Германии, был сформировали отряд «Соловей» («Нахтигаль»). В 1941 г. отделом «Абвера-2» Управления «Абвер-заграница» было сформировано специальное воинское подразделение – батальон «Бергман» (горец), предназначенное для подрывной работы на Кавказе. Личный состав батальона насчитывал 1 500 чел. и был укомплектован лицами грузинской национальности, карачаевцами, кабардинцами, осетинами, ингушами, чеченцами, азербайджанцами и армянами. Укажем, что эти части формировались на территории Рейха и комплектовались в основном эмигрантами и «идейными» коллаборантами.

Социальный аспект

В первую очередь к разведывательной работе привлекались лица, недовольные и обиженные советской властью, а также «идейные» противники большевизма и члены их семей.

В отношении гражданского населения можно говорить о том, что в первую очередь вербовались социально незащищенные и уязвимые группы населения – женщины, дети, сироты, детдомовцы.

Основными же способами вербовки невоенных жителей были: угроза жизни или возможность отправки в лагеря, семейное заложничество, вывоз на принудительные работы в Германию, значительное материальное вознаграждение.

Отметим еще одну интересную, на наш взгляд, тенденцию. В ряде случаев для обучения в разведшколах набиралось население из вполне определенных регионов – областей или даже районов. Например, в подготовленной Белорусским штабом партизанского движения (БШПД) справке от 6 ноября 1943 г. указывалось, что «в г. Минске на Советской улице напротив Дома правительства находится школа шпионов, численностью 150 человек, преимущественно из жителей Западной Беларуси». В агентурной сводке по г. Минску от 6 июня 1944 г. указывалось: «Часто СД вызывает шпионов на неделю-две из районных городов, как Узда и др. (в прошлом году в Минске были курсы для шпионов из Узды)… В шпионы вербуются разные возраста: молодежь, старики, дети, мужчины и женщины. В Минске целые семьи завербованы в шпионы, как семья Ш.». Такая практика предполагала засылку будущей агентуры по месту ее жительства, так имелись возможности для оседания у своих родных и близких, а также хорошо была знакома местность.

Стационарная подготовка

Стационарная (т.е. относительно длительная по времени) подготовка немецкой агентуры осуществлялась путем наборов групп курсантов в школы и на вечерние курсы с последующим обучением (различным по срокам). Размер групп варьировался от 15-17 человек (разведывательная школа в Витебске) до 150-200 (школы в Гомеле, Минске, Орше, Слуцке) и даже до 500-700 (спецшколы в Минске). По подсчетам автора всего за годы оккупации немецкие школы и курсы осуществили более 140 различных по размеру выпусков агентуры общим количеством от 15 до 17 тысяч человек, из которых 25-30% составляли «агенты в юбках».

Характеризуя национальную составляющую стационарного обучения, выделим три основных разновидности набора агентуры.

Первый – учебный курс с преобладанием местного (белорусского) населения. Как правило, такие наборы характерны для небольших школ и вечерних курсов в районных городах и сельских местностях. Это самая распространенная разновидность набора.

Например, разоблаченный немецкий агент Константин К., прошедший обучение в спецшколе в Полоцке, рассказал, что перед слушателями ставились широкие задачи по разведке и разложению партизанских отрядов: подбор и вербовка агентуры из числа партизан, имеющих дисциплинарное высказывание, морально разложившихся, имевших судимость, исключенных из рядов ВКП/б/ и ВЛКСМ, распространение всякого рода провокационных слухов, сбор разведывательных данных, похищение документов секретного характера, диверсии на  партизанских базах, отравление пищи и заражение бактериями скота.

Вместе с Константином К. обучалось еще 50 агентов – все белорусы, большинство набрано из городов и деревень Витебской области.

В начале января 1944 г. набор в шпионскую школу в Барановичах производился из жителей окрестных деревней. В марте 1944 г. в деревне Белый Переезд (современный Петриковский район) была открыта «школа гестапо которая готовит шпионов, разведчиков, диверсантов. Первый набор проведен из населения, прятавшегося от немцев в лесах и забранного ими из деревень: Большие и Малые Городятичи, Замостье, Забинья и Белый Переезд», то есть из местных жителей. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении Куренецкой школы, куда было набрано для обучения 180 человек местного белорусского населения.

Второй разновидностью набора является «интернациональный», когда на курсе обучаются и выпускаются агенты разных национальностей. Такая подготовка характерна для крупных школ (Бобруйская, Борисовская, Минская), или для учебных центров, которые вербовали агентов в лагерях военнопленных (Борисовская, Гомельская, Минская, Могилевская).

Так, один из выпусков спецшколы в Борисове включал в себя 42 агента, из них: 12 украинцев, 11 русских, 3 немца-фольксдойче, 4 белоруса, по 2 латыша и поляка, 1 чуваш и житель Кавказа. Национальность 6 агентов не установлена. Из 25 агентов Лошницкой разведшколы, выпущенных в 1944 г., было 7 белорусов, по 2 украинца и узбека, по одному русскому и поляку (национальности остальных не установлены). В мае 1944 г. из разведшколы в деревне Пигановичи в тыл Советского Союза было направлено 2 группы агентов (6 и 4 человека) следующих национальностей: 5 русских, 3 украинца, один армянин и мордвин.

Набор третьего вида характеризуется доминированием курсантов небелорусской национальности (русские, украинцы и др.). Это наименее распространенный метод отбора и подготовки агентуры, который, тем не менее, использовался в разведывательных учебных центрах на территории БССР. Например, в Березинской разведшколе из набора в 23 курсанта русских агентов было – 16, 2 – жители Кавказа, 1 – украинец. Из 28 шпионов, выпущенных Бобруйской спецшколой в апреле 1943 г., 20 агентов были украинцами, 7 – русскими и 1 – белорус.

Однако, несмотря на присутствие среди курсантов лиц разных национальностей, можно с уверенностью утверждать, что основу готовившейся агентуры составляло белорусское население.

Краткосрочные курсы

Для белорусского населения, особенно в сельских местностях, были организованы краткосрочные вечерние разведывательные курсы. Например, в совхозе Сосны в конце сентября 1942 г. были организованы полумесячные курсы для местных жителей. Занимались каждый вечер по 2-3 часа., одновременно обучалось 12-13 человек. Разоблаченный агент Павел М. на допросе сообщил, что программа подготовки включала «разведку среди партизан, террор и диверсию, вербовку людей на свою сторону и агитацию. Дальше вызывали отдельными группами по 3 человека и давали отдельные установки».

«Национальный фактор»

По данным переписи 1939 г. на территории БССР проживало 5.568.994 человек, из них: белорусов – 4.615.496 (82,9%), русских – 364.705 (6,6%), украинцев – 104.247 (1,87%), евреев – 375.092 (6,79%), поляков – 58.380 (1%). После присоединения Западной Беларуси к БССР в сентябре 1939 г. численность населения увеличилась до 10.239 млн. человек. Причем соотношение белорусов в общем составе населения немного упала, в то время как поляков и евреев увеличилось.

Характеризуя «национальный фактор» вербовочной деятельности немецких спецслужб, нам представляется важным отметить несколько аспектов.

Во-первых, провести разделение на «активных» пособников (меньшинство) и тех, для кого сотрудничество с немецкими разведорганами было единственным способом выжить в условиях оккупации и войны (большинство).

Во-вторых, агентура из числа белорусов, поляков, евреев и фольксдойче активно вербовалась, в первую очередь, из местного гражданского населения, так как представители этих национальностей проживали на территории БССР в большом количестве. А вот агентура из представителей других национальностей и народностей (русских, украинцев, жителей Кавказа, Средней Азии и др.) вербовалась в основном из среды военнопленных многонациональной Красной Армии, которые в большом количестве размещались в лагерях на территории Беларуси.

В-третьих, при анализе национального состава выпускаемой агентуры, возникают определенные сложности. Это связано с тем, что во многих архивных документах не уточняется, какое количество агентов различных национальностей выпускается учебным центром.

Так, например, в Минскую шпионскую школу службы безопасности и полиции СД «набираются лица разных национальностей», а в секретной школе в Слуцке среди 200 курсантов были «белорусы, русские, поляки, жители Слуцкого района и г. Слуцка. Возраст от 17 до 20 лет». В столице БССР 10 июня 1943 г. состоялся выпуск школы немецкой разведки «в количество до 300 человек, по национальности – евреи, цыгане, поляки – мужского и женского пола».

К сожалению, не представляется возможным определить какое точное количество агентов польской, белорусской или русской национальности было в каждом конкретном выпуске. Это касается и половозрастных характеристик. Поэтому количественные данные, за редким исключением, будут носить условный и приблизительный характер с учетом анализа всего массива выявленных архивных документов и определенных тенденций.

Национальный состав курсантов

Белорусы проходили обучение практически во всех школах, дислоцированных  на оккупированной территории БССР. Установить точную цифру курсантов-белорусов пока не представляется возможным, но оценкам автора она достигает 65-70 % от общего количества подготовленных агентов.

Второй по количеству была агентура русской национальности. Такой значительный объем подготовленных агентов объясняется следующими факторами: большим количеством населения, проживающего на территории БССР; деятельностью на территории Беларуси «Русской национальной народной армии» (центры формирования в Орше и м. Осинторф Витебской области) и «Русской освободительной армии» (из этих военных структур активно вербовалась шпионская и разведывательная агентура – Авт.); наличием большого количества русских военнопленных красноармейцев, которые составляли национальное большинство в РККА; вынужденной «миграцией» русского населения (коллаборантов, членов их семей и пособников) на территорию Беларуси вместе с отступающими частями немецкой армии.

Особый отдел соединения партизанских отрядов по Минской области в июне 1943 г. в одном из отчетов отмечал, что «для засылки шпионов вербуют людей, насильно эвакуированных из Смоленской, Витебской, Орловских и др. областей». В конце ноября 1943 г. из Минска выпущена «группа 100 человек женщин, бывших беженок из Орловской области с целью шпионажа, под видом поиска своих семей. Задача таковых – вступление в партизанский отряд с целью шпионажа».

Кроме того, под натиском частей Красной армии на территорию БССР передислоцировались и разведывательно-диверсионные школы из Смоленска, Брянска, Рославля, Орла и других населенных пунктов РСФСР.

Агенты русской национальности готовилась в школах в Барановичах, Березино, Бобруйске, Борисове, Бресте, Витебске, Глубоком, Гомеле, Лошнице, Лунинце, Минске, Могилеве, Орше, Осинторфе, Пигановичи, Слуцке, Стахово.

Интересным, на наш взгляд, является пример подготовки промышленных диверсантов, который был осуществлен в Минске. Группа из четырех агентов (из них трое русских) была подготовлена для заброски в глубокий тыл Советского Союза с целью осуществления диверсий на промышленных объектах, однако она своевременно была разоблачена белорусскими партизанами еще до отправки. Из общего числа агентуры русские шпионы, по нашим приблизительным подсчетам, составляют приблизительно 10%.

Агентура украинской национальности также активно вербовалась и использовалась на территории Беларуси. В одном из документов абвера, датированного 18.02.1942 г. указывалось, что «при вербовке в первую очередь использовать лиц, владеющих русским языком, из кругов… украинских активистов, раскулаченных или ранее арестованных большевиками за политические преступления».

С осени 1942 г. в Вилейке стала действовать полицейская школа, в которой обучалось значительное количество украинцев. Ежемесячно выпускалось до 200 курсантов.

В январе 1943 г. в партизанской бригаде «Дяди Васи» был разоблачен агент гестапо под кличкой «Радиус»– Василий М., 1904 г.р., украинец по национальности, направленный с разведывательным заданием. Сотрудниками абвегруппы-105, действовавшей в 1944 г. на территории Полесья, были 4 украинца, причем они вели свою работу начиная с 1941 г.

В начале 1944 г. партизанами были получены данные, что на территории Гродненской области действуют две группы немецких разведчиков. Во главе первой стоял украинец Павел Д. (4 человек), а начальником второй был также украинец Николай Г. (8 человек). Агенты должны были собирать сведения о дислокации и вооружении партизанских отрядов.

Кроме непосредственной подготовки агентов в школах и на курсах, агентура из украинцев активно вербовалась среди многочисленных «национальных» полицейских формирований.

Осенью 1943 г. немецкими разведывательными органами из Минска в партизанские зоны была заброшена группа шпионов и солдат (7 человек) из одного из «украинских полицейских батальонов» (так в документе – Авт.) с задачами шпионского характера. Отметим, что при самих батальонах существовали так называемые «школы фельдфебелей», в которых готовился младший командный состав для полицейских формирований, в том числе и по программе антипартизанских действий. Такая подготовка велась в 1-м и 2-м «украинском батальонах». До мая 1942 г. было обучено до 80 человек. Определить точное количество подготовленных агентов-украинцев (как стационарно, так и одиночек) не представляется возможным, однако можно говорить о том, что эта цифра весьма значительна и ориентировочно может составлять 5-7%.

Окончание следует.

(Visited 35 times, 1 visits today)

Метки: , , , , , , Последнее изменение: 15.06.2021
закрыть